+7 499 653 88 44
+7 499 653 88 98
+7 495 775 42 02

Прием и выдача автомобилей 09:00 - 20:00 ежедневно

Прием звонков и заявок 09:00 - 23:00 ежедневно

Парковка-2009. Новые системы защиты автомобиля.

С. БУНТМАН:

«Эхо Москвы» представляет «Парковку». И у нас сегодня в гостях Игорь Хереш, заместитель директора фирмы «Автосекьюрити». Добрый день Игорь.

 
   

И. ХЕРЕШ: Добрый день.
С. БУНТМАН: Пока Александр Пикуленко у нас в интереснейшем путешествии на Пикассо, и я очень надеюсь, что вы слышали его рассказы с понедельника по четверг, и даже по пятницу. Вы слышали рассказы в «Утреннем развороте», как это всё происходило, и потом ещё услышите, всё это чрезвычайно интересно, особенно о заводах, как работают в Словакии заводы. Это очень поучительная история. Мы сейчас обращаемся к угонам, к защите автомобилей, О том, как это происходит во время кризиса, что предлагается во время кризиса, как противостоять тем же самым угонам и кражам автомобилей.
С. БУНТМАН:  С чего мы начнём? Мы начнём с того, что автомобили как угоняли, так и угоняют. Кризис у нас уже скоро год, да? Как изменились характер, статистика, что изменилось в этом неблагородном занятии?
И. ХЕРЕШ: Ну, что мы заметили? Мы заметили, что количество автомобилей, например, совершенно не увеличилось и не уменьшилось, количество угонов. Внутри этого количества, мы увидели некие изменения в сторону более дешёвых автомобилей. То есть, например, если раньше очень много угоняли «Toyota Rav4», то сейчас сместилось количество угонов в сторону более дешёвых автомобилей, например, «Mazda 3». То есть, иными словами, судя по всему, заказы или запросы немножко изменились, и угонщики перешли на более бюджетные модели. Так же, в рамках каждого класса, С класса, D класса автомобилей, мы видим тоже некоторые изменения. Например, самая недавно популярная в угонах машина «Honda Accord», оказалась последний год совершенно не нужна.
С. БУНТМАН: Что ж так? Разочаровались? Чего такое?
И. ХЕРЕШ: Не могу Вам сказать.
С. БУНТМАН: Ассоциология среди угонщиков, социологических опросов нет.
И. ХЕРЕШ: Да. Увы, никто почему-то не предлагает такую услугу. Однако «Mazda 6», тот же D класс, занял очень активно место «Honda Accord», и мы видим, что как только количество угонов «Accord» начало уменьшаться, в этот же момент, количество угонов «Mazda 6» увеличилось. То есть, что можно сказать? Что внутри какого-то каждого класса, объём машин остался. Поменялись бренды.
С. БУНТМАН: Какова основная цель угонов?
И. ХЕРЕШ: Я считаю, что цель угонов, это перепродажа машин.
С. БУНТМАН: Перепродажа собственно машин?
И. ХЕРЕШ: Да. Я считаю, что количество угонов с целью запчастей, оно крайне маленькое. Это лично моё мнение. Я не могу его доказать потому, что мы защищаем машины от угона, мы же их не угоняем. Поэтому, например, есть такая версия, что в Санкт-Петербурге очень много угоняют «Mitsubishi Lancer». Их реально очень много угоняют. В Москве такого, например, нет.
С. БУНТМАН: Питерская специфика что ли?
И. ХЕРЕШ: Возникает вопрос, почему именно в Питере, и почему «Lancer»? Сразу идут какие-то предположения, потому, что скорее на запчасти. Потому, что запчасти у «Mitsubishi» очень дорогие. Тогда возникает вопрос, а почему не угоняют «Renault»? Потому, что у «Renault» запчасти ещё дороже.
С. БУНТМАН: Только не надо советов.
И. ХЕРЕШ: А, извините, да.
С. БУНТМАН: Мы объявляем, что мы не даём советов потенциальным и реальным угонщикам. Но вопросом можно таким задаться. В кризис, есть очень много проблем. Защита автомобилей, страхование автомобилей, и противодействие угону. Здесь есть как законодательные меры, так и технические меры, так и страховые меры. Давайте сейчас мы попробуем поговорить.
И. ХЕРЕШ: Давайте начнём например со страховых мер. Что мы увидели во время кризиса? Мы увидели то, что страховые компании, пытаясь каким-то образом собрать страховые премии, упрощают требования на установку дополнительных противоугонных комплексов, на рисковые машины. Я могу сказать более прямо, разрешают брать машину без дополнительных противоугонных систем, самые рисковые машины. И для нас это очень странно. Мы понимаем, что страховой компании надо выжить, и ей нужны сборы. Но неужели страховая компания не понимает о том, что ей когда-то придётся выплачивать? То есть, в последнее время, хотя мы с вами и договорились, что не будем советовать угонщикам ничего, но все отлично знают, что в последнее время достаточно много рисковых машин, которые недавно были куплены, они ездят голые вообще. Потому, что страховая компания разрешает ничего туда дополнительно не ставить, страхует их за низкий процент, и я уже предполагаю, чем это может закончиться, это уже видно, что очень много реально угонов дорогих машин так же возрастает, потому, что машины голые. Там нет даже условного спутника, который на рисковую машину не очень эффективен, но даже его там нет, потому, что страховой компании надо взять машину на страхование, они говорят, О`кей. Пусть она будет пустая, но хоть дайте нам страховую премию.
С. БУНТМАН: То есть, набирают.
И. ХЕРЕШ: Набирают рисковые машины, без дополнительных противоугонных систем, что конечно через полгода, через год, выльется в дополнительную волну угонов. Как я прогнозирую. Это как бы вопрос со страхованием. В последний год мы увидели достаточно много для меня непонятных инициатив, законодательных инициатив. Одна из инициатив была такого плана, что убрать статью угоны, а по статье кража… Есть 2 статьи, давайте начнём сначала. Есть статья «Угон», а есть статья «Кража». «Угон» - это без цели перепродажи, условно говоря, то есть, без цели заработать на машине. Это угон. Взял, покатался. Такая смешная Советская фраза. А «Кража» или «Хищение» - это уже с целью наживы. И поэтому, хотели убрать вообще статью «Угон», хотели оставить статью «Кража».
С. БУНТМАН: Ну, это эффективно, или нет?
И. ХЕРЕШ: Давайте, я попытаюсь вопрос на вопрос. Вот представьте себе, какое-нибудь село, какой-нибудь водитель автобуса, который приехал домой, выпил бутылку пива и заснул. А его сын двенадцатилетний, взял ключи, и на этом автобусе едет по посёлку. Просто дети играются. Это как оказалось, не очень редко бывает в наших не больших городах, а в сёлах. Та вот если сейчас это просто условно хулиганство. Дядя милиционер ему покажет пальцем, может потребуется от отца какое-то объяснение написать, то если эта инициатива будет введена, то мальчика посадят. Более того, я хочу ещё один момент сказать, что предлагают настолько повысить ответственность по статье «Кража», что это будет веселее, чем групповое изнасилование. То есть, какие-то очень странные вещи. Есть понятие, «Преступление против личности», есть понятие «преступление против имущества», и тут какое-то подмена понятия начинается.
С. БУНТМАН: Ну, украли машину, как у нас очень часто бывает, украдет «Porsche Cayenne», народный автомобиль. У безработной Тютькиной какой-нибудь. У нас преступление против безработных.
И. ХЕРЕШ: Но понимаете, в чём дело?
С. БУНТМАН: Это кто-то очень сильно обиделся. Но с другой стороны, ведь мы же представляем себе такую ситуацию, когда банда, чего говорить, пихает несовершеннолетнего, и всегда, в случае чего, если не удастся похищение автомобиля, то можно сказать: Ну, вот смотрите, мальчик несовершеннолетний выехал покататься, вокруг квартала проехал.
И. ХЕРЕШ: Вы понимаете, в чём дело? Я готов согласиться, есть только просто один нюанс, что достаточно большие сроки и так идут за эти вещи. Более того, современные машины, они не позволяют без применения автомобилю каких-либо повреждений, на нём уехать. А если у вашей машины есть повреждения, значит, уже есть умысел. Значит, с целью хищения, значит, он готовился к угону. Он не проходя мимо, эту машину пытался взять.
С. БУНТМАН: То есть, тот же самый малолетка, который в банде, он вряд ли, при нормальном следствии сойдёт за…
И. ХЕРЕШ: Угонщика, да. Он, скорее всего, будет как вор, будет статья «Кража». Потому, что он готовился к угону.
С. БУНТМАН: То есть, это доказуемо. А что у нас вообще, с раскрываемостью?
И. ХЕРЕШ: Я не знаю, что у нас с раскрываемостью, мне кажется, что очень плохо, потому, что очень часто мы видим в ленте новостей, что угнали машину, и крайне редко мы видим, что поймали банду угонщиков. У меня есть ощущение, что очень плохо у нас с этим. Так же, я предполагаю, что очень плохо потому, что мы очень много сотрудничаем со страховыми компаниями, с отделами убытков, то есть, которые выплачивают. И они очень активно платят. Это говорит о том, что в общем, ничего не находят, и им приходится выплачивать по КАСКО.
С. БУНТМАН: А когда находят, бывает, что оказывается, очень трудно её вообще получить.
И. ХЕРЕШ: Вы совершенно правы. Потому, что если Вы её находите, а у неё перебиты номера, например, или что-то ещё с ней сделано, то очень сложно её легализовать. И если её находят до того, как страховая выплатила за машину, то в этот момент происходит очень тяжёлая ситуация, что, как бы, машину нашли, но на ней кататься нельзя. Потому, что VIN её и номер, не соответствует тому, который был, он изменён. И тут уже казус, или некорректность. Законодательство не позволяет на данный момент, корректно всё это делать. Да, через криминалистическую экспертизу как-то, что-то делается, но не настолько понятно, и не настолько очевидно, как бы хотелось.
С. БУНТМАН: Вот может быть эту систему, неплохо бы прояснить?
И. ХЕРЕШ: Вы знаете, в чём дело? Наша-то задача, какая? Наша задача, во время непонятных действий и неразберихи, связанных с проблемой собственности, с её легализации и прочими вещами, сделать так, чтобы машину не угнали. То есть, сделать так, чтобы машина не могла сдвинуться с места. Это наша главная задача. Потому, что если она уже уехала, то потом её найти почти нереально. Очень сложно.
С. БУНТМАН: Вот такая сложность, я не знаю, как сейчас, сложности страхования и сложности получения назад машин, которые в не возврате находятся, здесь у нас была передача, на мой взгляд, очень интересная, о возможностях организации проката автомобилей в России. И здесь рассказывал человек, который занимается прокатом именно разных моделей автомобилей, но в рамке одной марки. У него был «Subaru». У него был совершенно умопомрачительный случай. У него действительно не вернули, и действительно угнал кто-то машину, которая была обнаружена. Не перебитая, всё было в порядке, определённая какая-то самая машина, в Чеченской республике. Причём, обнаружили тамошние правоохранительные органы, и готовы её отдать. Никто не едет из Москвы.
И. ХЕРЕШ: Вы знаете, тут я не готов комментировать, потому, что я знаю случаи, когда машины находили и в других республиках, нашего бывшего СССР. И просто денежный вопрос возврата, через границу и прочих вещей, он настолько был велик, что например страховой компании было проще заплатить и забыть про эту машину, нежели чем пытаться её вернуть из другого государства. Это по поводу другого государства. По-поводу Чеченской республики я не могу вам сказать, не готов сказать. Потому, что мы сталкиваемся немножко с другими вещами, связанными с покушением на угон. Для нас интересен вопрос, когда машину например, захотели угнать, и не угнали. Мы смотрим, почему не угнали, какая была причина основная, какая побочная. Вот это нам интересно. Вопросы законодательные, вопросы того, что что-то не могли вернуть, это уже как бы не наша зона ответственности. Мы конечно мониторим эту ситуацию, но просто, чтобы быть в курсе.
С. БУНТМАН: Ну вот смотрите, интересный вопрос здесь задаёт Андрей из Петербурга. Он страховой агент. Я напоминаю номер для СМС, которым пользовался тот же самый Андрей: +7-985-970-45-45. так вот Андрей говорит, что «Известно ли что-нибудь, угоняют незастрахованные автомобили, чтобы получить выкуп»?
И. ХЕРЕШ: Я считаю, что рассказы о том, что например, машины, застрахованные в компании Х, не угонят, потому, что угонщики перед тем, как Деточкин, сверял, чью машину угонять, я считаю, что это шутка Баха. Я сомневаюсь, что тем или иным образом, угонщик. Перед тем, как угнать машину, мониторит, застрахована она или нет. И если застрахована, то где, чтобы не ошибиться со страховой компанией. И так далее, и тому подобное. А угонщики бывают разных категорий. Давайте, мы как-то потихоньку, может быть, я немножко поговорю про это. Бывают угонщики, которые идут… То есть, каждая группа угонщиков, идёт на кражу на каждую группу автомобилей. Как мне кажется, не бывает таких мастеров, которые берут любую машину. У них есть специализация какая-то. Поэтому, люди, которые угоняют «Corolla», они не угоняют «Mazda». Люди, которые угоняют «Mazda», они не угоняют «Porsche Cayenne». То есть, у каждого своя специфика. А человек, который идёт на «Corolla», он не готов бороться с очень долгим и очень серьёзным противоугонным комплектом. А угонщик, который идёт на «Toyota Land Cruiser 200», или «Porsche Cayenne», он готов к тому, что там будут сюрпризы, и он готов с ними бороться. Уровень квалификации однозначно разный. Поэтому, если угонщик угоняет какую-то конкретную машину, он знает алгоритм угона. И самое важное, это время, за которое угонщик будет брать эту машину. Мы боремся только с одним фактором. Это время. Чем дольше угонщик будет возиться с машиной, защищённой нами, тем больше шансов, что машина не уйдёт. И это доказывает наш десятилетний опыт, что мы превентивно защищаем машину чуть сильнее, чем это можно было бы сделать, и вот это чуть сильнее, всегда срабатывает в нашу сторону.
С. БУНТМАН: Да. Фактор времени, фактор неожиданности.
И. ХЕРЕШ: Фактор неожиданности, это когда бабушка с кошкой вышла ночью погулять например, и угонщик видя бабушку и не ожидая, убегает. Но мы на это не готовы рассчитывать потому, что бабушка может и не выйти погулять. Поэтому, мы всё-таки рассчитываем только на фактор... Фактор неожиданности, ну как? Бывают смешные требования наших клиентов, а давайте поставим дымовую шашку в салон.
С. БУНТМАН: Здорово.
И. ХЕРЕШ: Да, но просто 105-ю статью уголовного кодекса никто не отменял, и по 105-й статье можно будет посадить владельца этой машины, то есть, умышленное убийство. Если вдруг, станет угонщику плохо, или он испугается. Понимаете?
С. БУНТМАН: Давайте поставим капкан.
И. ХЕРЕШ: Да. Точно. А лучше, взорвём просто машину, если... Да. То есть, иными словами, это всё 105-я, поэтому, я не рекомендую нашим с вами радиослушателям, такие вот «Сюрпризы» в кавычках, угонщику делать.
С. БУНТМАН: Да. Давайте ещё посмотрим здесь вопросы, до новостей. А потом мы продолжим. «А есть ли мало угоняемые марки автомобилей? Вот к примеру, «Volkswagen Faeton» вообще угоняют»?
И. ХЕРЕШ: Вы знаете, есть понятие выборка репрезентативная. «Faeton» так мало, что я не могу Вам сказать, насколько они угоняются или нет. Но вот я вам сейчас пример приведу из собственной практики. У моего хорошего друга был «Pontiac Vibe». И эту машину угнали. Он мне позвонил и говорит: «Ты знаешь, у меня машину угнали. Жена приехала к торговому центру, выходит, а машины нет». Я говорю: «Лёш, она за домом. Вы перепутали, поставили за углом. Ну не может быть такого». То есть, я искренне не верил. Машину правда угнали.
С. БУНТМАН: Так.
И. ХЕРЕШ: Я хочу некий месседж такой глобальный сказать, что не важно, какая у вас машина. Очень рисковая, или вообще никому не нужная. Когда Вы идёте в магазин, покупая продукты, Вы либо берёте свой пакет, либо покупаете пакет в магазине. Но вы же никогда не видели людей, которые набирают продукты, и несут так вот в руках перед собой. Это же неудобно.
С. БУНТМАН: Это в Американских фильмах мы видели.
И. ХЕРЕШ: Да? Серьёзно?
С. БУНТМАН: Бумажные пакеты…
И. ХЕРЕШ: Пусть бумажные пакеты.
С. БУНТМАН: Да, это классика такая.
И. ХЕРЕШ: Но согласитесь, что вы берёте хоть какие-то пакеты.
С. БУНТМАН: Да.
И. ХЕРЕШ: Это вошло уже в понятную ситуацию. И тяжело кому-то объяснять, что не нужно брать пакет в магазине, и не нужно покупать пакет в магазине. Давайте мы договоримся с вами о том, что не важно, насколько машина угоняемая или нет, дополнительно, противоугонную составляющую обязательно надо поставить. Вдвойне нашему радиослушателю будет обидно, если у него «Pontiac Vibe» или какая-то ещё машина, или «Faeton», мало угоняемая машина, будет угнана. Это будет вдвойне обидно. Поэтому, давайте мы договоримся о том, что есть некое правило похода в магазин. Есть правило обслуживания автомобиля. И мы должны просто договориться о том, что не важно, какая у вас машина, примитивно поставить бюджетную недорогую противоугонную составляющую обязательно надо. Потому, что когда вдруг не дай бог. У угонщика будет заказ на вашу машину, то чтобы он удивился, огорчился, и пошёл дальше. Потому, что он не будет готов бороться с «Pontiac Vibe», с каким-то дополнительным иммобилайзером, дополнительно, а он будет стоять. Вот это будет тот сюрприз, о котором вы говорите. И он не даст эту машину угонщику взять.
С. БУНТМАН: Здесь аноним какой-то с телефоном говорит про повреждения, что «Часто меняют мозги на машине, ничего не ломая, прекрасно уезжаешь». Что такое, меняют мозги?
И. ХЕРЕШ: Давайте может быть, после новостей более подробно я вам расскажу, что такое менять мозги, и прочие органы. Предлагаю чуть попозже.
С. БУНТМАН: Да. Давайте это сделаем, но у меня один вопрос: Мы всё время сейчас говорим о дополнительных. Можно ли вообще, ограничиться тем, что тебе предлагают фирма?
И. ХЕРЕШ: Нельзя. Имеется в виду штатные системы?
С. БУНТМАН: Да, штатные.
И. ХЕРЕШ: Никогда нельзя этим ограничиваться, потому, что ни одно штатное противоугонное не является эффективным, только по одной причине. Потому, что оно штатное, оно всем заранее известно, все о нём знают.
С. БУНТМАН: Так заранее известно, что вот на машине такой-то, стоит то-то.
И. ХЕРЕШ: Стоит в таком-то месте… Да, совершенно верно.
С. БУНТМАН: И всё это всем известно.
И. ХЕРЕШ: Да, это так.
С. БУНТМАН: Всё равно угонят, если захотят?
И. ХЕРЕШ: Да. Со штатным устройством, если захотят, то угонят.
С. БУНТМАН: Вот так вот. С этой чёрной мыслью, мы уходим на новости, а потом постараемся как-то развеять, что в принципе можно, нужно делать, и как это бывает. Я напоминаю, что Игорь Хереш у нас «АвтоСекьюрити» у нас в гостях на «Парковке», продолжим через 5 минут.
С. БУНТМАН:  «Эхо Москвы» представляет «Парковку», мы с вами на «Парковке», у нас в гостях Игорь Хереш, Заместитель директора, и директор по развитию бизнеса, компании «АвтоСекьюрити». Вы спрашивали, и вот Илья здесь пламенно нам дополнение сделал. Игорь, Илья пишет так, что: «Ничего не ломая, он меняет мозги, и дальше он говорит, что сел покататься, садись за решётку, остальное дело суда и адвокатов». Но это ладно, пламенность мы оставим сейчас вместе с прошлой темой, а вот на счёт мозгов. Вот пожалуйста.
И. ХЕРЕШ: Давайте я вам расскажу. Имеется в виду, блок управления двигателем. Это такая железяка, условно, такой компьютер автомобильный, который рассказывает разным частям автомобиля, чего им надо делать, в какую единицу времени. Так вот, в общем-то, правда. Большое количество угонов, особенно раньше, не сейчас, мы говорим сейчас немножко о вчерашнем дне. Было таким образом, что надо было менять этот блок управления двигателем. Надо каким-то образом было заводить машину, то есть, личинку замка зажигания всё равно разбивали, то есть, это уже повреждение. Более того, чтобы открыть машину, надо было либо разбить стекло, либо воротком повернуть водительскую дверь. То есть, иными словами, повреждения у машины уже тоже были. Нельзя поменяв блок управления двигателем, больше никаких повреждений не нанести. Это нельзя. Поэтому, даже если машина старая, но при этом «Camry» 30-го кузова, то есть, предыдущие машины, предыдущие модельные ряды, которые угоняются по заменам блока управления двигателем, даже если будет такая ситуация, там всё равно будут повреждения. То есть, это будет не угон, а покушение на собственность, то есть, это уже кража со всеми вытекающими, что называется.
С. БУНТМАН: У многих машин, сейчас вообще (неразборчиво). Вообще ключа нет. Есть карточка, и есть кнопочка. Я на такой «Megan» ездил.
И. ХЕРЕШ: С одной стороны это вам удобно, с другой стороны, и угонщику удобно.
С. БУНТМАН: Угонщику интересно с карточкой?
И. ХЕРЕШ: Конечно. Посмотрите, что такое карточка. Карточка, это некий транспондер. И если например ключ, то хотя бы надо было тогда механическую часть подобрать, то тут уже механическая часть не нужна, тут надо было тем или иным образом сосканировать, то есть, захватить этот код посыла, который идёт на транспондере, и после этого, уже можно заводить машину. То есть, иными словами элементы удобства, они не всегда увеличивают штатную противоугонную философию. Бывают карточки такие, что ты не сможешь подобраться, очень маленькое расстояние считывания. То есть, надо стоять впритык. Я должен к вам стоять впритык, просто рядом, чтобы я попытался этот код себе забрать. Который ваша карточка даёт машине. А бывают те, которые мы можем в кармане чтобы она была. То есть, расстояние 30, 50, 70 сантиметров. Ну, и в этом случаи, конечно мне уже гораздо проще. Я ставлю свою машину рядом просто, и пытаюсь забрать код вашей штатной карточки себе специальное устройство, давайте так назовём. Поэтому, все эти удобства, это конечно здорово, но понимаете, очень тяжело бывает другая ситуация. Когда клиент купил себе дорогую машину, и купил безключевой доступ, чтобы по кнопке заводить машину, он накопил, он имеет право это сделать, а мы ему говорим: Слушай, а тебе надо, чтобы у тебя брелок был в другом кармане. А вот ещё такая маточка вот в этом кармане. Мы отлично его понимаем, он купил машину, чтобы ездить, а не то, чтобы с карточками прыгать около машины. Но есть такая народная мудрость, что нельзя одним устройством эффективно защитить машину. Чем больше у вас элементов управления вашим противоугонным комплектом, тем он более эффективен, и более активно борется против угонщика.
С. БУНТМАН: Вот сейчас здесь Александр говорит: «Ваш гость прорекламирует покупку противоугонных систем, что за глупость, мальчик у папы угнал автобус покататься. В банде разделение труда, и так далее». Ну, Александр, мы об этом говорили. А почему прорекламировать покупку противоугонных систем? Естественно, сейчас мы не будем говорить: Вы можете их купить по такому-то телефону, ха-ха-ха. На сайте.
И. ХЕРЕШ: Да ночью дешевле.
С. БУНТМАН: Да, ночью дешевле. А те, кто позвонит сейчас, могут получить…
И. ХЕРЕШ: Просто у Александра наверное никогда не угоняли машину, и он не знает, что это такое, когда угон машины даже застрахованной. И я готов поспорить по поводу глупости, просто, когда я бываю на круглых столах, в управлении МВД, или в каких-то ещё таких мероприятиях, я очень часть слышу вот эту ситуацию, что законодатели хотят реально убрать «Угоны», из Уголовного Кодекса, а следственное управления, или я помню, что был какой-то сотрудник следственного управления, который рассказал о том, что происходит в регионах, и сказал: «Я очень не рекомендую это делать. Потому, что у нас реально будут проблемы с людьми, которые реально взяли «Жигули», и реально хотели покататься». То есть, у них не было желания эту машину продавать. И мы им сразу закрываем на 5, на 7 лет, куда-то их там закрываем. Поэтому, это, в общем-то, не шутки.
С. БУНТМАН: Вот Травин здесь прислал СМС-ку, и говорит, что готов рассказать об универсальной системе предотвращения хищения автомобиля. Основанный на конфликте регистрационных баз. Это что? Я не знаю.
И. ХЕРЕШ: Вы знаете, я не готов. Я так понимаю, что это юридический вопрос.
С. БУНТМАН: Да.
И. ХЕРЕШ: То есть, возможно, есть какие-то юридические вещи. Мы-то с вами говорим немножко о другом.
С. БУНТМАН: Я готов в любой момент об этом переговорить, сейчас просто мы не успеем. Мы сейчас чуть о другом говорим. Но я запомнил. Так как телефон есть, и он известен, мне во всяком случаи, то я готов к этой теме обратиться. У нас будет для этого время и место. Абсолютно точно, но не сейчас. Так. «Угоняют ли в Москве праворульные машины»?
И. ХЕРЕШ: Праворульные машины мало, но угоняют, давайте так скажем. То есть, я знаю, например, несколько случаев угона «Land Cruiser», кажется, 101-й кузов это называется. 100-й кузов – это с левым рулём, 101-й – это с правым рулём. Я знаю несколько случаев. Но объём этих угонов, конечно, не сравним с объёмом угонов с левым рулём, просто потому, что знаете, почему чёрные машины бьются чаще, чем зелёные? Потому, что их больше. Почему угоняют с левым рулём больше, чем с правым.
С. БУНТМАН: Ещё один. «Насколько индивидуальность автомобиля предотвращает угоны»?
И. ХЕРЕШ: что имеется в виду?
С. БУНТМАН: Аэрография, цвет, даже такая вещ, как святое верование, что потёртый бампер с левой, или с правой стороны, что у тебя, это уже она настолько индивидуальна, что её не угнать и не скрыть.
И. ХЕРЕШ: Мама дорогая! О`кей, давайте по поводу первой части вашего вопроса. Аэрография. Несколько лет назад, около неё от павильона, был угнан автомобиль. Имеющий аэрографию какого-то автомобильного издания. То есть, приехал туда аэрографичный автомобиль какого-то автомобильного журнала, и оттуда был угнан. Это наверное, ответ на первый вопрос. Насколько уникальность и роспись автомобиля влияет на угон.
С. БУНТМАН: Как же на нём уехать вообще…
И. ХЕРЕШ: До первого гаража, а потом просто перекрасить.
С. БУНТМАН: Ты же сразу скажешь, автомобиль журнала 26-е колесо, и где и написано, 26 колёс на этом самом, вот он сейчас едет отсюда.
И. ХЕРЕШ: Ну и что дальше? Куда он едет, мы не знаем, как он едет, он едет до ближайшего предположим гаража, где он перекрашивается, и уже не 26-е колесо, и даже не 25-е колесо, уже совершенно обыкновенный автомобиль. Это первое. То есть, не влияет по моему мнению. И второе, по поводу потёртости. Мы встречаем покушение на угон. У наших клиентов недавно был случай, четырёхлетняя «Toyota Corolla» универсал, с битым ржавым крылом, с очень эффективной интересной попыткой угона. То есть, не страшно, что у вас потёртая машина, если она будет нужна, угонщик на это не посмотрит. Какие тут могут быть варианты? Вряд ли, битую машину угонщик угонял на продажу, скорее на запчасти. А может быть, ещё один нюанс. Дело в том, что бывают такие ситуации, когда у вас есть документы, а нет машины. И тогда вы ищите VIN номер, под который у вас есть документы. Понимаете? То есть, у вас VIN номер, там единичка, а документы у вас там, семёрка. Что по идее, можно не очень сложно исправить в VIN автомобиля. И тогда угоняют машину. Потому, что… Под документы, есть такой даже тип угона. Может быть, в этом случае угоняется даже машина повреждённая, и потёртая.
С. БУНТМАН: Но это украденные документы могут быть.
И. ХЕРЕШ: Да. Там всё, что угодно может быть. Поэтому, два ответа отрицательных. То есть, нет, аэрография не влияет, И ничего страшного, если ваша машина потёртая. То есть, это не является каким-то серьёзным фактором против угона.
С. БУНТМАН: Вопрос про ВАЗы. «А что, ВАЗы больше не угоняют»?
И. ХЕРЕШ: По статистике, количество ВАЗов, угнанных в Москве, снизилось. Скорее всего, потому, что количество ВАЗов в Москве снизилось. А в регионах, Ваз является номер 1 по угонам, и это одна из немногих машин, которая до сих пор, заводится отвёрткой. Возвращаясь к вопросу угонов или краж, если мы идём на иностранную машину современную, мы готовимся к этому угону. То есть, если мы когда-нибудь с вами сменим место работы, и пойдём в угонщики, и например, сами будем угонять «Cayenne». Но перед тем, как угнать «Cayenne» ну хорошо, не «Cayenne».
С. БУНТМАН: (Неразборчиво), хорошая идея.
И. ХЕРЕШ: Да. Заметьте, не я это предложил. Значит, мы что сделаем? Мы изучим штатную противоугонную систему. Мы пойдём в салон, ночами, заплатим деньги, то есть, будем делать какие-то противные не хорошие дела. Но мы будем готовиться к этому угону. А ВАЗ, в основной массе своей берётся голыми руками, отвёрткой. И в этом случае, тяжелее доказать, был ли умысел перепродать машину потомили просто было холодно, как говорят, да? Залез погреться, завёл машину. Вот с ВАЗами тяжелее, потому, что уровень штатной противоугонной системы у них почти отсутствует, в отличии от иномарок.
С. БУНТМАН: Да. То есть, мы сейчас эти полюса, которые суперкарточка там, дома с балкона заводишь, и ВАЗовский ключ, вот это полюса вообще. Полюса плохи.
И. ХЕРЕШ: Иными словами штатный иммобилайзер нужен только против того, что пионер пройдёт мимо, пионер эту машину не возьмёт. Хотя бы для этого нужен штатный иммобилайзер.
С. БУНТМАН: Да, защита №1 от пионера. Николай спрашивает: «объясните, почему в Америке не ставят дополнительную сигнализацию»?
И. ХЕРЕШ: Я вчера этим вопросом занимался, мой хороший товарищ мне прислал статистику по угонам, она меня несколько удивила. Вот если мы в России видим 120 тысяч угонов в год, то в Америке больше миллиона угонов в год. Я полагаю, что отлично работает страхование, и оно работает как часы, что ни у кого не возникает даже желания что-то ставить дополнительно, потому что страховые компании платят всегда. Поэтому я думаю, что только из-за этого. Причина в эффективности работы института страховых компаний в США. А количество угонов в 10 раз больше.
С. БУНТМАН: «Всё это полная фигня» - пишет нам спец – «угнать можно любую машину с любой сигнализацией».
И. ХЕРЕШ: Совершенно верно. Поэтому мы рекомендуем сигнализацию поставить на 526-е место, когда мы говорим о защите автомобиля от угона. Спец тут прав, что любая сигнализация это фигня. Дополнительные иммобилайзеры, дополнительные замки капота, дополнительные внедрения в штатную систему, чтобы внедрить туда какие-то хитрые элементы противоугонные, это не фигня, это помогает. А кричалка, пищалка, которая нас всех не удивляет уже давно, это реально неэффективный элемент для противоугонного решения. Есть немного сигнализаций, которые уже не просто сигнализируют, а немного защищают, но я бы в своих рекомендациях сказал о том, что если вы хотите поставить автосигнализацию, то ставьте её на 4-е, на 5-е место в вашей концепции создания противоугонного комплекса.
С. БУНТМАН: Перечислим тогда первые места.
И. ХЕРЕШ: Обязательно дополнительный иммобилайзер с защитой подкапотного пространства. Это такая философия механическая и электрическая, электромеханическая философия, дополнительный иммобилайзер защиты подкапотного пространства, это №1. потом на 2-м и 3-м месте я бы сказал, что это электронные системы, которые внедряются в штатные блоки автомобиля. На 3-м месте это механические средства, например, замок на рулевой вал. Я считаю его очень эффективным. А замок на коробку передач для большинства машин я считаю крайне низкоэффективным.
С. БУНТМАН: Почему?
И. ХЕРЕШ: Потому что там вопрос расположения двигателя, продольный, поперечный, он таков, что вы можете очень часто через арку открутить гайку на 13, и переключить на драйв уже не из салона, а уже из-под арки. То есть у вас в машине останется паркинге сам манипулятор, а реально это будет драйв.
С. БУНТМАН: Это с автоматом. А с механикой?
И. ХЕРЕШ: Выжали сцепление и укатили, и всё.
С. БУНТМАН: Просто укатили?
И. ХЕРЕШ: Да, просто укатили. То есть на механических я нигде не вижу эффективности, а на автоматических только может быть у немцев, и то не у всех.
С. БУНТМАН: Дальше, мы что-то пропустили до сигнализации?
И. ХЕРЕШ: Нет. Потом можно говорить о том, что неплохо бы иметь систему пейджинга. Например, вы поставили возле работы машину, кто-то её ударил, датчик удара предположим сработал, и вы должны успеть, пока дяденька не передумал и не уехал, тогда уже система пейджинга, но это мы уже говорим о системе информирования, это уже к противоугонному никакого отношения не имеет.
С. БУНТМАН: Это не близко к тому, что получаешь СМС: «Я угнана, счастливо»?
И. ХЕРЕШ: Нет. Если вы в 2 часа ночи получаете СМС, что какая-то проблема у вас с машиной, само собой что выходить с бейсбольной битой к подъезду и узнавать что там происходит, не стоит, потому что вас уже там ждут, и узнают, принесли ли вы документы на машину, а то без документов тяжело будет проехать по Москве даже ночью.
С. БУНТМАН: То есть это провокация ещё?
И. ХЕРЕШ: Да. Наверное, после этого всего мы будем говорить с вами об автосигнализации, и то только в случае того, если вы хотите, чтобы она у вас была.
С. БУНТМАН: Михаил из Твери про «Skoda Octavia» спрашивает: «Популярна ли она».
И. ХЕРЕШ: Я с вашего позволения расскажу что «Skoda Octavia» мало популярна. Однако, в конце ноября того года был фантастический всплеск угонов «Skoda Octavia» как с новым кузовом, так и в предыдущем кузове. Несколько страховых компаний, которые страхуют «Skoda», у них же тоже разделение портфелей, были несколько огорчены, что за неделю, за две, ушло очень много машин. Почему, не могу вам сказать. После этого всплеска опять тишина, до этого всплеска тоже была тишина. Почему я и говорю, что даже если машина не рисковая, не ограничивайтесь штатными системами, модернизируйте, поставьте хоть что-нибудь бюджетное, но дополнительное.
С. БУНТМАН: Этого очень не любят официальные дилеры.
И. ХЕРЕШ: Да, очень не любят дилеры.
С. БУНТМАН: Что делать с этим?
И. ХЕРЕШ: По закону Российской Федерации они могут только не любить, и не более того. То есть, ни о каких снятий с гарантии и прочих вещах, когда иногда менеджеры лукавят. В этот момент компания, которая инсталлировала оборудование, должна просто за вас вступиться, и пообщавшись с дилером, убедить его, что всё нормально. Например, мы вот так делаем.
С. БУНТМАН: «Так, не надо ля-ля, с аэрографией не угоняют, проще найти без неё чем перекрашивать».
И. ХЕРЕШ: Тут я согласен. Но тут есть нюанс. Потому что если машина нужна именно эта, например, цвет очень хороший, или кожа в салоне специальная, и она ещё имеет аэрографию, то это не будет причиной, чтобы её не угнали. А если стоят две машины рядом, то конечно возьмут чистую, тут я согласен с ля-ля.
С. БУНТМАН: Так: «Поможет ли милицейская фуражка в салоне от угона»?
И. ХЕРЕШ: Также как и оберег. Наверное, фуражку с оберегом надо ставить в каждую машину, только фуражку назад, а оберег вперёд, чтобы не перепутали наши радиослушатели.
С. БУНТМАН: Да, оберег это очень здорово. Так, хорошо, с Виктором мы договорились, Виктор придёт у нас и расскажет про эти вещи. Отлично. Так: «Угонщики продают машины их же владельцам тоже».
И. ХЕРЕШ: Бывают случаи, это правда, когда машина дорогая. Угонщик либо её забрал, и потом либо страховой компании, либо владельцу предлагает её выкупить за 30 процентов стоимости. Эта ситуация очень тяжёлая, потому что с одной стороны любой выкуп провоцирует следующий угон, мотивирует угонщика продолжать. Я слышал одну историю, я не буду называть страховую компанию, которой пришлось выплатить за «Maybach», потому что «Maybach» он очень дорогой. Машина была угнана, потом страховой компании было предложено её выкупить назад, и страховая компания согласилась. Это российская компания, я не знаю, насколько они поступили правильно, корректно, профессионально, не мне судить.
С. БУНТМАН: «Maybach» именно в России не чрезвычайно популярен.
И. ХЕРЕШ: Неважно, просто машина очень дорогая, и страховая компания решила всё-таки сэкономить на выплате, просто купив её дешевле. Это очень редко бывает, но это бывает.
С. БУНТМАН: Но это бывает в случае очень дорогих машин.
И. ХЕРЕШ: Это бывает просто редко, давайте мы скажем так, это бывает, но редко.
С. БУНТМАН: Хорошо, надо подытоживать, подводим итоги. Вы считаете, что совершенно точно нужны противоугонные системы дополнительные по сравнению со штатными?
И. ХЕРЕШ: Да, это так.
С. БУНТМАН: В особенности на всех ли машинах, понятно, что для спокойствия на всех, и у кого-то на этом свете можно проконсультироваться, что нужно для машин повышенного риска?
И. ХЕРЕШ: Конечно, если у вас «Toyota», если у вас «Lexus», если у вас джипы «BMW», если у вас такие машины, если у вас «Honda», если у вас «Mazda» в последнее время стала, то тут не надо советовать, тут надо понимать, что ваша машина входит в группу риска. Если у вас простите «Cadillac» или «Pontiac», или «Skoda», или «Saab», или «Subaru», то эти машины не входят в группу риска на данный момент. Однако, привинтивно защитить машину каким-то минимумом обязательно надо, и ту, и другую.
С. БУНТМАН: Понятно. Спасибо большое, Игорь Хереш, это компания «Автосекьюрити». Мы говорили об угонах и о противодействии оным. Естественно мы не последний раз говорим на эту тему. Спасибо большое.
И. ХЕРЕШ: Спасибо.

Autosecurity, август 2009 г.