+7 499 653 88 44
+7 499 653 88 98
+7 495 775 42 02

Прием и выдача автомобилей 09:00 - 20:00 ежедневно

Прием звонков и заявок 09:00 - 23:00 ежедневно

Парковка 2007

Лев Гулько:
У нас в гостях Михаил Степанов, генеральный менеджер компании “Autosecurity”. Здравствуйте, Михаил.
Михаил Степанов: Добрый день.
Лев Гулько: Год почти прошел с тех пор?
Михаил Степанов: Да, год прошел, в прошлом июне мы встречались и обсуждали тоже эту тему.
Лев Гулько: Собственно, тему мы сейчас заявим нашим радиослушателям, хотя из названия компании понятно. Мы назвали ее «Как защитить свой автомобиль». Речь касается сигнализаций, в основном. Но не только, а что еще, давайте расширим.
Михаил Степанов: Да, на самом деле общепринятое понятие, что сигнализация защищает автомобиль от угона, это не совсем так. Конечно, ее первая задача оповестить владельца, о том, что случилось. Но на сегодняшний момент сама сигнализация не может остановить угонщика, она лишь его немножко пугает. Конечно, от самого угона защищают в основном электронные средства – это иммобилайзеры, это механические средства защиты и прочие хитрости, которые делают для этого. Более подробно мы сейчас о них попробуем рассказать.
Лев Гулько: Ну, давайте мы, сначала подведем какой-то итог, определим, что нового произошло в автомобилях за год, у вас и в наших автомобилях.
Михаил Степанов: Что сейчас вышло на первую очередь. Конечно, в защите от угона вперед вышли иммобилайзеры, развитие в этой области пошло гораздо быстрее, чем в области сигнализаций. Очень многие системы стали работать с биометрией, т.е. считывают отпечаток пальца владельца. Это актуально, потому что носить с собой какие-то метки, брелки, считыватели очень многие не хотят, неудобно это. И к отпечатку пальца достаточно быстро привыкли.
Лев Гулько: То есть у нас в стране можно поставить такой вид систем?
Михаил Степанов: Можно конечно. Давным-давно, сейчас уже сплошь и рядом это есть. Естественно, эти иммобилайзеры имеют цифровые кодированные реле блокировки, т.е. те реле, которые тяжело искать. И собственно, на сегодняшний момент ни один иммобилайзер без таких реле не делается. То есть простая проводная блокировка за этот год уходит в прошлое.
Лев Гулько: Теперь сразу давайте поговорим об эффекте, который приносит этот метод защиты автомобиля. Есть у Вас какие-нибудь данные об эффективности этого метода?
Михаил Степанов: Вообще сам иммобилайзер – это основа защиты от угона. Машина, на которой стоит иммобилайзер, имеет шанс уйти гораздо меньше, если на ней стоит только сигнализация. Мы настоятельно рекомендуем начинать формирование противоугонного комплекса именно с иммобилайзера. Очень важно впоследствии, где стоит иммобилайзер, как он стоит и каким образом спрятаны те самые блокирующие элементы, которые в нем есть. Конечно, сочетание с механическим устройством очень важно и вот эта связка в этом году признана одной из самых удачных и используется практически всеми, не только нашей компанией. Активно эту связку предлагают для того, чтобы дать скидку по риску угона страховые компании, активно эту связку стали использовать операторы спутниковых поисковых систем в дополнение к своим системам.
Лев Гулько: А что еще? Такого принципиально нового или что находится в разработке?
Михаил Степанов: Здесь идет постоянная виртуальная борьба между нами и угонщиками. Постоянно друг за другом идем. Вот я принес фотографии попыток угона, очень показательные фотографии, каким образом это происходит. И, конечно, на основании этих вещей мы видим, смотрим, анализируем, делаем выводы и придумываем какие-то устройства, которые позволяют защититься от этого. Очень актуальной стала сейчас защита замков капота, потому что на многих машинах мы видим, как при помощи механического или гидравлического инструмента их умудряются спиливать, срезать, откусывать и так далее. Поэтому наша компания разрабатывает специальные механические устройства, которые позволяют перекрыть доступ к замку капота и не дать возможности его откусить. За последний год все более актуально стало, особенно это видно на тойотовской линейке…
Лев Гулько: Машина, которую больше всего угоняют. Это все известно, давно известно.
Михаил Степанов: Если раньше эти машины угонялись путем замены блока управления двигателя, то сейчас все чаще и чаще приходится видеть, что к блоку даже не подходят, работают на уровне диагностического разъема, причем не только на этой марке машины. То есть подходят, при помощи диагностического оборудования подписывается ключ, ломается замок зажигания и машина уходит. Поэтому есть вещи, которые позволяют защитить и диагностический разъем от такого подхода. Такие вещи мы разрабатываем и в этом году они стали все чаще применяться.
Лев Гулько: Вообще если говорить в общем, такая защита автомобиля какой эффект дает в процентах от угона? То есть практика показывает, что все равно угонят. Чего мне там стараться ставить это, ставить то, все равно угонят.
Михаил Степанов: Я бы не согласился, потому что на самом деле от угона с места, то есть вечером, с парковки, от магазина, откуда угодно защититься можно достаточно эффективно. То есть добиться того, чтобы машину с места не увели, а бросили и сделать так, чтобы количество времени на нее потребовалось очень много. Те попытки угона, которые я Вам показывал, Вы видели, насколько сильно разобраны машины, это работа не одного часа.
Лев Гулько: Да, люди приходят со своими ноутбуками.
Михаил Степанов: Люди очень хотят эту машину, но, тем не менее, она бросается. Это можно сделать. Гораздо сложнее защитить от угона подготовленного, когда где-то ключи попали в руки злоумышленников, где-то что-то удалось прописать заранее и очень трудно защититься от угона насильственного, когда вас высаживают. Вот это вот действительно тяжело. И объяснить владельцам, что ни в коем случае нельзя передавать ключи, нельзя передавать метки, все это надо забирать с собой, на сервис отдавать один ключ. Очень тяжело, к сожалению, наш менталитет. Сплошь и рядом это все отдается. И конечно, когда мы делаем свою работу, нам иногда немножко больно смотреть, на то, как люди это все передают.
Лев Гулько: Но, тем не менее, можно же защититься и от таких угонов тоже?.
Михаил Степанов: Вы знаете можно. Если говорить о подготовленных угонах, то можно просто не оставлять. Если говорить о насильственном угоне, то здесь, пожалуй, очень хорошо работают как не удивительно спутниковые поисковые системы, потому что от того, как быстро вы заявите, зависит много. Если звонок произошел сразу, то машину, как правило, достаточно быстро находят.
Лев Гулько: А «быстро» это какой промежуток времени?
Михаил Степанов: В течение первых 10-15 минут. Если владельцу, высаженному из машины, удалось позвонить и сказать, что это произошло, то машина, скорее всего, будет взята, она просто не успеет никуда уйти. Но насильственный угон – это вообще очень тяжелая вещь, люди, которые уже в этой ситуации побывали, они очень внимательно подходят, они ставят несколько иммобилайзеров, тревожные кнопки и так далее. Они уже очень внимательны в этом отношении.
Лев Гулько: Ну, насколько я знаю, 2 последних насильственных угона у знаменитых людей, то, что я читал в газетах, это у Антона Макарского, есть такой молодой актер. У Стаса Пьехи что-то угнали тоже, то есть люди угоняют, невзирая на лица, невзирая на известность. Вот Роллс-Ройс недавно с охраняемой стоянки украли, понятно, что он стоял там не просто так. Квалификация угонщиков она, конечно, имеет большое значение. Я так понимаю, что квалификация ваших специалистов ведь имеет не меньшее значение.
Михаил Степанов: Совершенно верно.
Лев Гулько: Я хотел спросить, кто где обучается. Кто у кого.
Михаил Степанов: Безусловно, квалификация установщика должна быть высокой. От того, как установлена система, насколько правильно она сделана, зависит очень многое. Потому что очень часто, если говорить о беспроводных блокировках, ставить ее в легко доступном месте, куда можно добраться достаточно быстро по большому счету неправильно, потому что вся прелесть ее беспроводной части теряется. Потому что прелесть того, что от блока в реле не идет никакого провода, все это должно быть скрыто, а реле стоит на видном месте. Неправильно. Конечно, мы стараемся ее запрятать, закрыть замками, убрать куда-то, чтобы до нее сразу не добрались.
Лев Гулько: Сразу спрошу у Вас. Вот я купил машину, выкатил ее из салона, дальше я должен найти себе какую-нибудь компанию, где мне поставят хорошую сигнализацию. Как мне ее отыскать? Потому что в салоне мне порекомендуют может быть компанию, с которой они сотрудничают. Вот что делать человеку, который выкатил машину и понятно, что надо как-то ее обезопасить. Хорошо, давайте крайний случай. Я купил Тойоту Лэндкрузер, ну неожиданно. Что дальше то мне делать?
Михаил Степанов: Конечно, в автосалоне вам предложат какое-то количество противоугонных систем, там будет небольшой выбор вещей, которые там устанавливаются. Если говорить о Тойоте Лэндкрузер то, безусловно, будет предложена спутниковая поисковая система, более того, это будет сразу связано со страховкой, страховая компания вас сразу же приговорит к этой ситуации. Самое главное здесь понять насколько этот спутник машину от угона защищает. К великому сожалению он в одиночку толку большого не дает и в обязательном порядке должен быть чем-то дополнен. Конечно, можно поставить спутниковую поисковую систему там, в салоне, а потом подбирать себе компанию, которая будет дополнительно оборудовать еще чем-то этот автомобиль. Очень важно посмотреть и сделать анализ того, что имеется на рынке и анализ попыток угона. Это можно посмотреть и на нашем сайте, сейчас есть много профильных сайтов и практически владельцы всех автомобилей имеют свой профильный сайт. У любой марки есть. И люди, которые все это уже проходили, поделятся с вами своим опытом, там тоже можно посмотреть результаты попыток угонов и кто как защищал свою машину. Уже давным-давно люди на эту тему общаются.
Лев Гулько: Тогда давай сразу два вопроса вдогонку. Во-первых, Федор из Петербурга спрашивает нас: «А установщики сигнализаций и угонщики не работают ли в паре?» Логично предположить, я так продолжаю сейчас за Федора – и деньги вместе зарабатывают, срубают с бедного автолюбителя.
Михаил Степанов: Вы знаете, конечно, нет, со всей ответственностью могу заявить, что в нашей компании и не только в нашей компании, есть люди, которые этим занимаются уже очень много лет, нам интересно это делать и никогда в жизни мы не будем сотрудничать с угонщиком, это понятно.
Лев Гулько: А вообще такие предложения бывают?
Михаил Степанов: Мне таких предложений не поступало…
Лев Гулько: Ну, может быть, вы слышали что-нибудь? Крутые угонщики предлагают крутым фирмам, которые ставят сигнализации сотрудничество. Вряд ли такое может быть?
Михаил Степанов: Не слышал я о таком.
Лев Гулько: Это невозможно в принципе, да? Это разные интересы.
Михаил Степанов: Да, служба безопасности в таких компаниях хорошо работает и смотрит за этими вещами. И человек, который занимается этим делом, он в душе ему предан и вряд ли пойдет на такие вещи.
Лев Гулько: И второй вопрос – ваши взаимодействия со страховщиками. Но вы уже немножко затронули эту тему, что-то изменилось за последний год в ваших взаимоотношениях?
Михаил Степанов: Да, изменилось. В этом году страховые компании очень активно стали обращаться к нам с просьбами составить противоугонный комплекс на конкретные марки машин. Им хочется снизить риски, снизить выплаты и грамотно поставленная система позволяет страховым компаниям сэкономить деньги. И сейчас порядка пяти страховых компаний вместе с нами разработали целые программы, по которым мы не только ставим противоугонные комплексы, но и страховые компания дают хорошие скидки. Сейчас при страховании машины стоит спросить, а нет ли у этой компании специальных предложений по защите от угона этой машины. Во многих страховых компаниях сейчас есть специальные технические отделы, которые этим взаимодействием и занимаются. Раньше этого не было, а сейчас стало появляться.
Лев Гулько: Еще один вопрос. Елизавета спрашивает – не нарушает ли автомобильную гарантию при установке сигнализации перенос разных вещей в автомобиле в разные места?
Михаил Степанов: Ну, это такой частный вопрос, можно понять волнение. Но мы устанавливаем дополнительное оборудование, которое сертифицировано для установки на автомобили всех марок; наша компания имеет сертификат на право установки этого оборудования и естественно в сфере законодательства мы находимся в правильном правовом поле. В случае если ситуация такого рода возникает, наше общение с дилером происходит следующим образом: мы просим владельца сразу сообщить нам о том, что дилер сомневается, не сигнализация ли это, связываемся с ним сами и общаемся. И в 90% случаев мы совершенно спокойно находим общий язык и нам удается объяснить, почему здесь сигнализации не надо. Если нет, то мы просто выезжаем на место и там вместе с дилером этот вопрос закрываем. С гарантии машину не имеют права снять. Имеют право отказать в гарантийном ремонте узла или детали, если докажут, что его неисправность вызвана установленным допоборудованием. Если это будет доказано, деталь будет заменена на новую дилерскую, мы этот счет обычно оплачиваем, вы получаете опять дилерскую гарантию и ездите дальше. Вообще такого понятия как «снять с гарантии» не существует. Могут отказать в ремонте какого-нибудь отдельного болта…
Лев Гулько: Вот Юрий опять продолжает тему, пытается выяснить, откуда тогда угонщики знают нюансы охранных систем. Может быть, вы меня дополните, я немножко отвечу, а потом вы. Это же не засекреченная информация, все есть в литературе, на сайтах в Интернете…
Михаил Степанов: Совершенно верно. Ведь охранные системы продаются продавцами, продаются в магазине. Если мы ставим какой-то конкретный иммобилайзер, его название известно, инструкцию к нему получить не проблема, можно самому купить и разобраться что к чему. Поэтому грамотно сформированный комплекс сделан таким образом, что именно завязываясь друг за друга, он не дает возможности подобраться к следующему устройству. Даже если вы знаете, как он устроен, вы не можете начать с ним бороться, потому что ему мешает другое. Этот ступенчатый вариант он более эффективен. Потому что если вы ставите один иммобилайзер, инструкция от него известна, с ним бороться вот так. А вот человек приходит и «оп!» А в иммобилайзере нами применено нестандартно решение, мы взяли и изменили в нем что-то. Есть иммобилайзеры, которые в открытую продажу не поступают. Мы для себя разрабатываем такие вещи, мы работаем с производителями, и они специализированно для нас делают партии, которые в продаже не поступают.
Лев Гулько: То есть я прихожу к вам и прошу «мне по отдельному заказу».
Михаил Степанов: Да, есть например иммобилайзер Autosecurity Demon, который разрабатывался специально для нас, в открытой продаже его нет. Он устанавливается только в нашей компании по совершенно определенным правилам.
Лев Гулько: Я так понимаю, что в других компаниях люди тоже не дремлют.
Михаил Степанов: Не дремлют, безусловно. Там есть подобные вещи. Я скажу вам честно, в этом бизнесе у каждой компании есть свои «фишки», очень многое зависит от работы мастера, персонально, а не только от компании. А насколько хорошо сделал мастер, от его рук. Даже у нас бывают ситуации, что клиенты приезжают к определенному мастеру, который делает им уже третью, четвертую машину…
Лев Гулько: То есть человек приходит в одну из компаний, он может попросить себе что-то индивидуальное.
Михаил Степанов: Конечно, везде практически это есть. У нас есть позиции, которые в прайс-листах и сайтах не фигурируют, они делаются только на месте.
Лев Гулько: СМС пришло на пейджер: «Благодарю вас за передачу, есть печальный опыт…» Вообще давайте после рекламы дадим слово радиослушателям, у кого есть печальный опыт или положительный, может нам позвонят
Михаил Степанов: Да, порой печальный опыт для нас даже важнее, потому что анализ его очень важен.
Лев Гулько: Хотите печальный, давайте печальный. И анализ такой небольшой попробуем. Я напомню, что у нас в гостях Михаил Степанов генеральный менеджер компании Autosecurity, разговариваем мы об автомобильной сигнализации, как защитить свой автомобиль во всех смыслах. Есть у нас еще несколько тем, о них мы и будем разговаривать.
Лев Гулько: Итак, ваши звонки, печальный опыт вашего общения с угонщиками. Алло здравствуйте, как вас зовут?
- Людмила.
- У вас есть печальный опыт?
- У меня очень печальный опыт. Я 3 года назад в Кунцевском техцентре купила Lexus RX-300 и там мне отказались страховать без автолокаторской системы. Я ее поставила, ремонтировала, наверное, раз 5. Потом однажды приехала на Кутузовский проспект, поставила машину на стоянку, зашла в магазин купить воды? Через 10 минут выхожу - автомобиля нет. Звоню в автолокатор, меня спрашивают «Где вы его оставили?» «На том месте, где я стою». Когда я приехала на Рябиновую, куда его откатили, там смеялись и говорят: «Вы уже такая пятая с этим автолокатором». Они после этого мне посоветовали еще 800 долларов доплатить, чтобы она на «качок» работала. Я вообще отказалась платить и сейчас езжу без сигнализации. Живу за городом, тут в гараже нормально, но в Москве боюсь оставлять.
Лев Гулько: Ваши комментарии.
Михаил Степанов: Это тот самый случай, который доказывает, что спутниковую поисковую систему в одиночку оставлять нельзя категорически. К великому сожалению электронные средства борьбы позволяют сделать так, чтобы диспетчер спутника не видел и обычно таким образом она и уходит. Поэтому на машине со спутником в обязательном порядке должен появиться иммобилайзер, электронные средства защиты. А если говорить о Lexus RX-300, то работы по каким-то хитрым вещам, работы со штатной электрикой, с блоками управления двигателя, с диагностическими вещами на эту машины нужны обязательно. Это одна из самых рисковых машин и с одним спутником ее оставлять категорически нельзя. Хотя нельзя сказать, что его туда ставить не надо, потому что в варианте с насильственным угоном он может очень здорово помочь. Не говоря о том, что он позволяет сэкономить деньги на страховку. В салонах сейчас цены разумные на спутники.
Лев Гулько: Рейтинг угонов автомобилей в Москве. На первом месте ВАЗ – в среднем за год 1700 автомобилей, Фольксваген – 600, Тойота – 500, Ауди – 450, Мерседес - 300, ГАЗ - 270, БМВ – 240, потом Хонда, Дэу, Шевроле, Москвич. Лексус, кстати где-то посередине, неожиданно ниже Москвича. Лексус, потом Мицубиси, Опель, Форд, Шкода, Хюндай, Пежо, Додж, Мазда. И 3 последних места Инфинити, Ситроен и Фиат.
Михаил Степанов: Ну, Ситроен, Фиат понятно, их просто немного этих машин пока по России ездит по сравнению с теми же Тойотами. Но обычно та статистика, которая есть, ее обычно ГИБДД дает, она немного необъективная. Она абсолютная, а брать надо относительную статистику, то есть брать не 600 угонов Фольксвагенов, а сказать по России ездит столько-то миллионов Фольксвагенов, из них угнано столько-то и взять процент. То есть процент угона Фольксвагенов от общего числа вот такой. Вот она и рисковость. Потому что если говорить, что было угнано много Фольксвагенов, так их сколько ездит. А если говорить о более объективной статистике, то она у страховых компаний, потому что они могут сказать, например, что из 100 застрахованных Лексусов ушло 10. Процент 10, значит, угоняется каждая десятая. Хонда Аккорд – каждая седьмая. Хотя в вашем списке она внизу.
Лев Гулько: Алло
-Здравствуйте, я насчет печального опыта, Александр из Москвы. Лет 6 назад я купила машину, ВАЗ 21010. Это было в воскресенье вечером, мы сразу поехали в Аларм, поставили сигнализацию. Поскольку в понедельник ГАИ не работает, как известно, так как раз у меня без номеров в ночь с воскресенья на понедельник тихо и аккуратно угнали машину. Я встал, посмотрел – машина стоит, через час посмотрел – машины нет. В салоне поставили центральный замок, двери, механику и вот все это тихо, ни звука, ничего не было. Но машину потом нашли, это редчайший случай, на выезде из Ростова.
Михаил Степанов: Такой комментарий, что касается отечественных машин, ВАЗа. Я много таких случаев слышал. Поставили сигнализацию, поставили механическое средство защиты. Как правило – это сигнализация простого уровня, открывает-закрывает двери, срабатывает на открытия дверей, капота, багажника, датчик удара имеет, простейшая блокировка. Она, к сожалению, не доставляет угонщику никаких проблем, потому что он открывает дверь, она орет буквально несколько секунд, открывается капот – удар по сирене – тишина. Дальше просто выбирается центральный блок, после чего все блокировки снимаются. Если говорить о механических средствах защиты, то тут тоже надо очень внимательно подбирать. Очень часто ставят замок капота, а что в этом комплексе этот замок закрывает? Если выдрать сигнализацию, машина заводится, его и не открывали. Если говорить о замке на коробку передач, тоже надо очень внимательно смотреть. На многих машинах тяги переключения, ну на Жигулях там такая труба мощная, а на иномарках там к ручке переключения идет достаточно слабенькая тяга, и борятся они на уровне штыря даже. И вот это сочетание оно вроде как и правильно, и с точки зрения страховщиков правильно. Но надо брать немножко другую сигнализацию и другое механическое средство защиты. Сочетание этого важно, специалистов надо спрашивать.
Лев Гулько: А потом машину, как я понимаю, смотрят, ведут, видно новый автомобиль стоит на улице, не в гараже.
Михаил Степанов: Да, трудно такие вещи парировать.
Лев Гулько: - Добрый день.
- Здравствуйте, у меня вопрос к вашему гостю.
- А у вас есть печальный опыт?
- Не совсем. Я по поводу страховки хотел задать вопрос. Их фирма сотрудничает со страховыми компаниями. Стоимость установки и самой аппаратуры входит в увеличение стоимости машины при страховке?
Михаил Степанов: Как правило, нет, машина страхуется по той стоимости, по которой она была продана, но есть возможность застраховать и дополнительное оборудование, у страховщиков есть такая услуга. Тариф, по-моему, около 20% от стоимости этого оборудования. Если будет произведен угон или если как у нас порядка 30 попыток в год восстанавливаем обратно и порой восстановление обходится дорого. Я показывал фотографии, там на 470-ом Лексусе 12 тысяч долларов страховая компания заплатила. Но поскольку все это было застраховано, спокойно все это было оплачено, нами сделано, и владелец ничего не платил. На рисковых машинах, возможно, это имеет смысл.
Лев Гулько: Здравствуйте.
- У меня стоит Барракуда, это чем-нибудь помогает?
Михаил Степанов: У вас отечественный автомобиль, ВАЗ, наверное, да? Это специализированный замок зажигания. То есть замена замка зажигания на замок увеличенной прочности. После этого ригель руля невозможно на этом автомобиле провернуть просто так, бороться можно просто тупо болгаркой и другими варварскими методами. На ВАЗе – это, наверное, да, стоит ставить, потому что ВАЗов много. Не получится с одним, возьмут соседний.
Лев Гулько: Их же воруют на запчасти?
Михаил Степанов: Мне кажется, что и на продажу в том числе. Продать легко, быстро, без проблем, возни мало, риски минимальные.
Лев Гулько: А какие машины вообще не страхуют?
Михаил Степанов: Есть такие автомобили, которые страховые компании отказываются страховать по риску угона. Не смотря ни как какие сигнализации. Это Порш Кайен, например, вот с этого года вышел в такую ситуацию. Хотя я скажу, есть компании, которые его страхуют, но тарифы там, конечно, драконовские. Это связано с тем, что очень высокий процент угонов.
Лев Гулько: Ну, если у человека есть деньги на Порш Кайен, то у него есть деньги и на драконовские тарифы. Вы согласны?
Михаил Степанов: Думаю, да, но людям от этого не легче. Потому что каждые полгода менять свой Порш Кайен, это мало радости.
Лев Гулько: А вас есть клиенты с Поршем Кайен?
Михаил Степанов: Да, у нас есть такие клиенты и достаточно много. У нас одна из тех компаний, которая берется за установки хорошего комплекса на эти машины и опыт наш показывает, что машина не уходит. Приходят с попытками угона и удается бороться. Страховые компании смотрят на нас внимательно и хотят понять, может быть вот с этими ребятами и стоит рискнуть. Но пока побаиваются.
Лев Гулько: Ну, какие объективные вещи со стороны сигнализаторщика?
Михаил Степанов: Сейчас единственно, что приходит в голову есть такое устройство, в этом году оно все более и более активно входит в жизнь, называется GSM-пейджер. Это коробка, имеющая внутри SIM-карту, которая замурована в автомобиле, с ним ездит и сообщает вам на мобильный телефон, что с автомобилем что-то происходит. Конечно, если он грамотно и хорошо поставлен, то при угоне автомобиля он благополучно уезжает вместе с ней и дальше вы имеете возможность мониторить машину при помощи функции GSM. Это в пределах Москвы. И если этот блок не снесли, и он с машиной остался, то вы сами можете сказать, где находится ваш автомобиль и сообщить правоохранительным органам и думаю, что вряд ли они от этой информации откажутся. Вот такой вариант.
Лев Гулько: Что вы можете сказать о Black Bug?
Михаил Степанов: Да, есть такая противоугонная система, хотя конечно правильнее прибавлять модель системы. Потому что это брэнд практически. Есть линейка иммобилайзеров, есть линейка сигнализаций. Это продукция компании Альтоника, достаточно известная, на рынке уже много лет. Наша компания тоже активно ее использует, у нас практически нет нареканий на нее. Мы очень часто в своих комплексах ее используем, хотя и стараемся не останавливаться в своей работе на одном брэнде. Мы стараемся их сочетать как можно больше. Как можно больше систем использовать, больше вариаций. И угонщику сложнее быть специалистом и тут, и там, и там.
Лев Гулько: Еще на один вопрос отвечу. Вот в этом списке, который перед нами, Судзуки на 22 месте. Хотя Михаил сказал, что надо относительно смотреть.
Михаил Степанов: У нас была конференция владельцев Хюндай Акцент и за год в Москве угнано 7 штук. Но никто не хотел стать восьмым и все внимательно слушали.
Лев Гулько: И еще один вопрос, может вы знаете статистику, как аэрография влияет на угоняемость? Раскрашенные автомобили. У вас, наверное, есть такие клиенты.
Михаил Степанов: Есть. Считается, что это 100% защита от угона. Однако если мы говорим о стоимости автомобиля 80, 90, 100 тысяч долларов перекрасить ему бок в исходную краску ради того, чтобы продать его за 70 не доставляет никакого труда. Если уж задаться целью. Хотя если угоняют от магазина, по быстрому, то конечно возьмут неокрашенную. Шанс ниже, но нельзя сказать, что это 100% защита.
Лев Гулько: Давайте еще один телефонный звонок примем теперь уже с вопросами общего профиля.
-Здравствуйте. Это тот самый Федор из Санкт-Петербурга. Мой вопрос такой, он, наверное, глубже угона. Причины угона, почему угоняют, где тот предел, когда угоны прекратятся? Почему угоняют: для легализации машин, для перепродажи, для сборки иномарок и так далее?
Лев Гулько: Ну, попробуйте Михаил ответьте, хотя мне кажется – это отдельная передача и отдельная специализация, не Михаила точно.
Михаил Степанов: Трудно сказать, где тот предел. Как говорят у нас когда-то: «Как дела в России? Воруют». Где тот предел не представляю, вряд ли это статьей уголовного кодекса будет меряться. Потому что коррупция в нашей стране не позволяет сделать невозможное.
Лев Гулько: Тут есть некий переход в нашем разговоре с вами, практически заканчивающемся. На мотоциклы. Александр спрашивает: «А что с мотоциклами? Угоняют ли мотоциклы? Ставят ли сигнализацию?»
Михаил Степанов: Да, сейчас достаточно много появляется, к сожалению, нет у меня статистики по мотоциклам. Но обращаются много, особенно в летний период. Ставим мы сигнализации на мотоцикл и, как правило, там владелец просит 2 вещи: чтобы она просто так не заводилась и чтобы в тот момент, когда вокруг нее начинают ходить любопытные, а они начинают ходить вокруг мотоцикла обязательно, чтобы была информация, что вокруг нее кто-то «тусуется». То есть в основном информативные вещи ставят, все-таки мотоцикл просто так без присмотра в городе обычно не бросают.
Лев Гулько: Если оставляют, то как-то рядышком с местом, где едят.
Михаил Степанов: Да, там защита от любопытных в основном.
Лев Гулько: Хотя я как-то видел в центре городе около офиса крупной компании, где стоят хорошие автомобили и хорошие мотоциклы. Но там, как правило, есть видеокамеры, охраны, хотя ничего не видно, ни видеокамер, ни охраны.
Михаил Степанов: Кроме того, угон мотоцикла специфичен, на нем надо уметь ездить.
Лев Гулько: У автосигнализаторов и для мотоциклов разработки есть.
Михаил Степанов: Да, есть, в том числе у многих производителей, специализированные версии для мотоциклов. У нас они тоже есть, как правило, во влагозащищенном исполнении они делаются и так далее.
Лев Гулько: Спасибо большее. Михаил Степанов, генеральный менеджер компании Autosecurity был у нас в эфире. Надеюсь, слушатели узнали несколько больше о том, как защитить свой автомобиль. До свидания, до новых встреч.
Михаил Степанов: До свидания.
Autosecurity,
август 2007.