+7 499 653 88 44
+7 499 653 88 98
+7 495 775 42 02

Прием и выдача автомобилей 09:00 - 20:00 ежедневно

Прием звонков и заявок 09:00 - 23:00 ежедневно

Парковка

Сергей Бунтман: Мы начинаем «Парковку» и здесь у нас Александр Пикуленко. Саша, добрый день. Михаил Степанов у нас в гостях, технический директор компании «Autosecurity». Добрый день.
Александр Пикуленко: Добрый день.
Михаил Степанов: Добрый день.
Сергей Бунтман: Сразу Максим нам вопрос задает: «Хочу купить машину, какую предложите сигнализацию, противоугонную систему? Можно ли купить и то, и другое вместе?» Вот про то и другое, и пятое-десятое сегодня и говорить будем.
Александр Пикуленко: Но я вот хочу сразу сказать, что мы не будем сегодня и не для того приглашены эти люди; они устраивают шоу, там «Угнать за 15 минут, защищают машину. И здесь мы будем говорить о комплексе защиты. Нет вот такого: вот купите сигнализацию артели «Сукин и сыновья», вот поставьте и обеспечьте себя на всю оставшуюся жизнь и никто не угонит. Ну не бывает так. Все-таки давайте разбираться, разные автомобили, разный подход к защите. Какую машину как надо защищать, от чего защищать, какие машины у нас сейчас попали в рейтинг легкоугоняемых. Например, ВАЗ-2106 или автомобиль «Smart», наиболее уносимая машина, четырьмя крепкими мужиками.
Александр Пикуленко: Ну, вот Михаил, я хотел, чтобы мы начали с того, действительно вот, человек купил автомобиль и какой ему нужен комплекс защиты, с чего ему надо начинать? Для себя он как должен определить?
Михаил Степанов: В первую очередь, существует расхожее мнение о том, что поставлю сигнализацию и по большому счету ничего мне больше не нужно. Просто под словом «сигнализация», как правило, люди понимают достаточно простое устройство, которое «закричит». Безусловно, надо понимать, что это устройство не защищает от угона, а призвано лишь «закричать» в тот момент, когда на машину кто-то посягает. Конечно, полную защиту может обеспечить, на наш взгляд, только противоугонный большой комплекс, состоящий из нескольких вещей, которые друг за друга будут цепляться. И без одного из них весь комплекс будет держаться и дальше. Наше мнение такое, что машина должна противостоять угону сама, без владельца, который не должен бежать с большой бейсбольной битой и отбиваться.
Александр Пикуленко: Ну и не надо этого. У нас сейчас автомобилями стала владеть масса хрупких женщин и не надо. Но как-то всегда привыкли, вот начнем с электроники или с электрики. Вот все-таки эта система защиты она электронная или электрическая?
Михаил Степанов: Золотая середина, безусловно, в сочетании и электронных, и механических систем, потому что не знаешь, кто придет на этот автомобиль, кто будет посягать на него, с каким инструментом он придет, трудно всегда сказать. Но в грамотном комплексе присутствует и то, и другое. И механические устройства, и электронные устройства. Конечно, как правило, при подборе мы стараемся начинать с электронных, потому что они немножко проще в пользовании и на данный момент управляются достаточно простыми брелками, метками и не требуют от человека никаких воздействий. И потом не все любят утреннюю гимнастику, с большими железными штырями и так далее.
Александр Пикуленко: Мне особенно понравилась последняя разработка, когда с отпечатком пальца ты подходишь к машине, прикладываешь палец, и машина тебя узнает или не узнает.
Михаил Степанов: Вы знаете, вообще биометрические системы в нашей жизни давно присутствуют, они в системах охраны, системах доступа, на компьютерах они вовсю. Но сейчас автомобильные версии появились и они используют те же принципы блокировки, как использовали и предыдущие системы, но избавляют человека от ношения... Вот что обычно не нравится: «Ну, опять я буду носить эти брелки, ну опять эта метка, ну я буду забывать все время». Здесь палец не забудешь.
Александр Пикуленко: А если он с утра дрожит?
Михаил Степанов: Ну я думаю, что попадет все-таки по считыванию. Там можно прописать до 100 отпечатков, достаточно много, ну и есть какие-то аварийные режимы, с возможностью достаточно мощными кодами многозначными снятия без пальца.
Сергей Бунтман: Понятно. Ну, хорошо, значит, мы уже поняли, что сигнализация существует не для того, чтобы дать в два часа ночи знак соседям закрывать окна покрепче, а для того чтобы автомобиль сам себя защищал. Это первое. Значит, мы пришли к электронным системам. Здесь всегда вот такая дилемма: насколько долгую и серьезную работу и с какими машинами мы должны провести, когда мы их покупаем.
Александр Пикуленко: Ну, т.е. мы же покупаем автомобиль и за 5 тысяч ненаших денег и за 150 тысяч их же.
Михаил Степанов: Здесь на самом деле бытует такое мнение, оно пришло к нам из далеких времен, о том, что на охранную систему надо отдать 10 процентов стоимости. Вы знаете, не совсем правильна это формула, не работает она. Не работает и применительно к машинам попроще, потому что слишком большая сумма получается, а на дорогих машинах положить 10-15 тысяч в охрану, ну это перебор конечно. В машинах в диапазоне до 10-20 тысяч долларов, как правило, охранный комплекс стоится на трех китах таких основных. Это сигнализация, которая должна закричать, раз. Это иммобилайзер, который не должен дать возможности завестись. И, как правило, это замок капота, который не дает возможности добраться к движку, к сирене кричащей, к каким-то блокирующим элементам, которые прячутся. Сейчас достаточно часто стало применяться два замка капота. Этот комплекс, как правило, основной и дальше его можно наращивать в зависимости от желания владельца. Если говорить о механических вещах на эти машины, вообще о механике отдельно я думаю, мы поговорим, потому что ее подбор - это очень важно. Сейчас настолько механизмы переключения коробок передач изменились, что просто подход, как раньше, он не работает.
Александр Пикуленко: А есть вот такие автомобили, на которые нельзя применить механическое средство защиты?
Михаил Степанов: Да, есть такие машины, это линейка Saab. К великому сожалению, механизм переключение там закрыт с двух сторон датчиками, там проходит трасса айрбэга, там датчики переключения самой ручки, некуда там штырь ставить, к сожалению. Но есть машины, на которых установка замка коробки бессмысленна практически. Хотя с определенной доработкой это можно делать, но нельзя ставить его на первое место или оставлять в одиночку это замок. Это Тойота Королла с коробкой «автомат» в первую очередь. Это Тойота Авенсис, это Лексус RX-300, это Хонда Аккорд, это Форд Фокус 2. То есть смотрите, самые-самые массовые машины продаж...
Александр Пикуленко: Машины, в общем-то, и по угоняемости не последние.
Михаил Степанов: И потом очень часто бывает, что наши страховые компании дают рекомендации по установке механического средства защиты. Приходит человек и говорит: «Поставьте мне механический замок». Объясняем, что это не имеет смысла. «Как же так?» Приходится брать в руки фонарь, открывать капот и показывать, насколько легко сделать это из-под капота, даже не переключая механизм. Поэтому если такой замок и появляется на этой машине, то он должен стоять только после того, как на ней появится замок капота, раз, и в некоторых случаях и защита картера, которая неожиданно становится противоугонной вещью.
Александр Пикуленко: То есть защита картера, о котором мы часто говорим, что она защищает, она в какой-то мере является и... Например, по шоу «Угнать за 15 минут» и я увидел две интересные вещи: один из ваших автомобилей был оборудован одним замком капота, его открыли, то есть Фольксваген Пассат, я уж буду называть марку. А Фольксваген Туарег, который был оборудован двумя замками, так и не смогли угонщики за 15 минут его открыть. А то, что защита была снята, позволило им подобраться к стартеру.
Михаил Степанов: Совершенно верно, к двигателю подобраться. Был принесен блок управления к этой машине, там достаточно серьезно подготавливались угонщики, я так понимаю, к этому и этот замок был вскрыт. На самом деле мы, когда делали эти две машины, мы не ставили целью себе защитить их настолько, чтобы они не ушли, хотя естественно не могли себе позволить, чтобы эти машины ушли. Но Пассат все-таки мы немножко делали слабее заведомо, для того, чтобы посмотреть, как будут ломать этот замок. Потому что на практике, в реальной жизни нам, как установщикам, практически не удается это увидеть. Мы с угонщиком работаем как бы вслепую, мы видим только результаты и те машины, которые приезжают к нам с попытками угона на эвакуаторе, уже не работающие. И вот там нам удалось увидеть, как вскрывается замок. Конечно, для себя это было очень интересно, мы после этого внесли изменения в установочную схему, немножко по-другому стали делать. И для себя поняли насколько он стоек, сколько он выдерживает. Дергали там достаточно сильно, крушили, замятый капот был, не жалели эту машину.
Александр Пикуленко: И здесь как раз было видно, что комплекс защиты сработал, электронный комплекс, который вы применили на машине. Именно электронный комплекс защиты не позволил.
Михаил Степанов: Вот там как раз стоял иммобилайзер с биометрией, с отпечатком пальца. А Туарег был защищен механически. Там не удалось открыть ни двери, ни капот. Практически в него забрались через разбитое стекло.
Александр Пикуленко: Да, 15 минут попрыгав вокруг него, разбили стекло, залезли внутрь, и все равно ничего не произошло при этом.
Михаил Степанов: Ну практически да, удалось там стартером покрутить немножко и все.
Александр Пикуленко: Вот скажите, пожалуйста, все более серьезные противоугонные системы не приводят ли к большей агрессии людей? Не идут ли на большее? То есть, так скажем, выбросить водителя или, как в многочисленных фильмах, отрезать палец и его приставить?
Михаил Степанов: Это первый вопрос, который возник, как только система с биометрией пришла. Я сам этот вопрос задавал производителю. Они очень сильно озадачились и через месяц мне принесли заключение Санкт-Петербургского военного госпиталя за подписью достаточно серьезных людей в погонах с медицинским образованием, которые написали, что нет, не работает, на отрезанный палец действовать не будет.
Александр Пикуленко: Давайте будем верить, то есть пальцы резать бесполезно, не срабатывает.
Михаил Степанов: На самом деле сейчас много сложных систем, но в нашей работе мы видим повседневно, что к люди к этим системам относятся легкомысленно, потому что, отдавая машины куда-то... Сейчас хорошо, палец не отдашь в сервис, ну, наконец, то. А ведь сплошь и рядом отдают в руки, и мне ежедневно ключи, метки, брелки, все подряд, абсолютно не задумываясь о том, что это практически ключ ко всему. Как ключи от квартиры. Если вы их отдали на два часа куда-то, ну что потом удивляться. Конечно, от владельца нужна здесь внимательность и правильность пользования безусловно. Не перестаем повторять, но каждый для себя выбирает сам здесь все-таки.
Александр Пикуленко: Я бы хотел ответить Андрею. Андрей, если вы под решетку радиатора поставите рыболовные крючки, а также гарпун, зарядите под сиденье волчий капкан, то может быть жулику и достанется, но вам достанется тоже, увидите небо в клеточку. К сожалению, законы наши позволяют защищать свое имущество, но без членовредительства. Хороший закон, плохой, не будем обсуждать, но членовредительство не позволяется. Как раз вот то, что говорит Михаил, что мы пытаемся сейчас донести, насколько это все удобно. Да, мы не можем защититься от дюжих мужчин, выкидывающих нас за шиворот из автомобиля.
Михаил Степанов: Хотя скажу так, на самом деле от насильственного угона очень хорошо отрабатывают спутниковые системы. Конечно, когда их ставишь в одиночку на автомобиль при угоне с места.... Тут конечно не является эта система противоугонной, это система поиска угнанного автомобиля.
Александр Пикуленко: Она и называется поисковой системой. Ведь никто никогда не называет вот эти системы противоугонными, они всегда называются поисковыми. То есть не обманывают потребителя, просто потребитель их почему-то воспринимает, как противоугонные.
Михаил Степанов: Совершенно верно. Ставится поисковая спутниковая система на машину и все. Безусловно, этого мало, потому что сейчас средства радиоэлектронной борьбы позволяют заставить замолчать спутник и после этого диспетчер просто не видит эту машину. При том, что машина видит спутник, диспетчер не видит эту машину. Поэтому очень важно, чтобы на этой машине вместе со спутником стояла система, которая не давала бы ей тронуться с места и как можно дольше держала бы в надежде, что пробьется эфир, сядет аккумулятор на устройстве, которое глушит, кто-то увидит или что-то. Все-таки она должна упираться сама.
Александр Пикуленко: Вот тут вопрос. У товарища, угнали новенькую А-6. Понадеялся «на счит», что это такое?
Михаил Степанов: Чип-ключ, родная сигнализация.
Александр Пикуленко: Днем, на 30 минут, благо полностью застрахована, откуда ноги растут? Марк у нас телеграфным способом изъясняется... Ну понятно все, что он хочет сказать.
Михаил Степанов: Ну тут трудно сказать что-то, если машина уходит и на ней кроме штатного ничего не было, ну как «откуда ноги растут»? Есть возможность где-то взять такой ключ, где-то делают дубликаты, на самом деле только в последнее время изготовление дубликата стало достаточно серьезной операцией, невозможно это сделать по доверенности у дилера, нужно заказывать это с паспортом, а не так давно это можно было сделать не очень сложно.
Александр Пикуленко: А потом я хочу сказать, не думайте, что угонщики живут как-то так, что эта какие-то странные люди, не думающие ни о чем. Дело в том, что растет и их мастерство постоянно и обмен опытом существует. Я знаю, как рассказывали наши сотрудники милиции, что в Польшу выезжали специально на обучение и что существуют школы, когда машины разбираются, когда изучаются электронные блоки. Примерно то же самое, что Михаил делает для того, чтобы защитить, противоборствующая сторона делает для того, чтобы... Я сам видел код-грабберы, который существует. Стоят они десятки тысяч долларов и представляет собой ноутбук со всеми... Но это естественный процесс, тут все правильно. Почему и говорим мы: да хорошие сигнализации сейчас ставят на машины. Опять же возвращаясь опять к этому шоу: не удалось свернуть личинки замков на автомобиле Фольксваген.
Михаил Степанов: Да, совершенно верно, это удивительно для нас было. Мы были готовы, что их провернут, но когда мы увидели, как это делается... Достаточно мощная отвертка была буквально забита сантиметров на семь и с хорошим воротком пытались ее проворачивать. Но ее даже не провернули, изуродовали железо рядом, а личинка не провернулась. Нужно отдать должное компании Фольксваген, что в отличии от Пассата B5 на B6 личинку изменили, и она проворотом не берется. Это здорово. Плюс, она сейчас на многих машинах появилась, «двойное запирание», когда второй щелчок замка происходит и невозможно даже изнутри эту дверь открыть, приходится работать вверх ногами, на битом стекле. Мы видели это, кровь потом вытирали с обшивок, неудобно это. Поэтому, когда мы для себя подбираем противоугонный комплекс часто, когда стоит вопрос, чтобы из машины практически крепость сделать, мы используем так называемые дверные блокираторы, когда они по сейфовому типу просто замыкают дверь в стойку и ее открыть невозможно никак вообще. И работа вот так вот, вверх ногами, мы видели – это правда неудобно.
Сергей Бунтман: Ну да, дело же не в том, чтобы создать удобство угонщикам. Покупая машину, пишет Алексей, у официального дилера, в автосалоне, там требуют установки сигнализации в своем сервисе, иначе теряется гарантия. Как быть в этом случае?
Михаил Степанов: Каждодневный вопрос. Просто ежедневно мы на него отвечаем. Все достаточно просто. Гарантия дается дилером, естественно она дается заводом-изготовителем, дилер ее поддерживает и обязан ее выполнять. Если оборудование дополнительное устанавливается не у дилеров, что тоже возможно и по нашему российскому законодательству салон не имеет права навязывать эту услугу, то отказать могут, не снять с гарантии, как бытует эта фраза, а отказать в гарантийном ремонте узла или детали, если будет доказано, что ее неисправность вызвана установленным допоборудованием. То есть, если у вас не работает задний дворник, то надо его хоть как-то привязать к сигнализации. И обычно, когда такие вопросы у нас возникают, мы созваниваемся с дилером и общаемся напрямую с инженерами по гарантии, с электриками. Мы достаточно быстро находим общий язык, и удается достаточно быстро этот вопрос решить. И потом вы же понимаете, что все сигнализации и все это допоборудование сертифицировано к установке на автомобили и достаточно его правильно поставить и оно практически не вызывает никаких проблем.
Сергей Бунтман: А свою гарантию вы даете?
Михаил Степанов: Безусловно, конечно есть гарантия наша на дополнительное оборудование и, устанавливая все это, мы, конечно, даем гарантию и будем обслуживать эти системы, и часто все связанное с ними иногда попутно удается ремонтировать. Человек приезжает, у него проблема вроде с сигнализацией, она попутно тянет за собой неисправность центрального замка, ну и постолько-поскольку мы тоже электрики, мы, конечно, можем это сделать.
Александр Пикуленко: Вот мне нравится вопрос Сергея из Екатеринбурга. Он спрашивает, сколько стоит двойной замок капота на Форд Фокус 2. Понятно, что машину полюбили, машина разбегается по всей стране и жаждут ее защитить, как следует. Для многих это первая иномарка и как мы говорим, попала она вот в такой рейтинг угоняемых автомобилей.
Михаил Степанов: Да, вот там как раз тот случай, когда механику на эту машину тяжело применять, особенно, если там автомат. Тяга переключения находится очень доступно снизу, настолько доступно, что очень трудно ее хотя бы защитой закрыть там, поэтому замки капота туда ставятся. На самом деле некоторые компании сейчас уже пошли дальше, они делают конкретно для этой модели электромеханический замок, который ставится практически на штатный замок сверху, красиво он там смотрится, хорошо держит. При желании можно и два. Вообще цена на него в среднем у нас в компании порядка 160 долларов за один замок.
Александр Пикуленко: Понятно. Михаил, но я вот поборник не механического замка, а электрического, потому что я, как знающий конструкцию автомобиля всегда прекрасно понимаю, что если у меня есть механический замок, значит, к нему куда-то тянется тросик, тяга или что-то. И, как правило, можно ее найти, подлезть, потому что я вижу, что многие установщики прокладывают это просто под крылом.
Михаил Степанов: Вы знаете, чисто механический замок капота... Бывает электромеханический, бывает механический. Мы механический тоже реже ставим, намного реже, согласен. Дело в том, что в самом салоне появляется некая личинка замка, которую можно ломать, раз. Идет какой-то трос вперед, который можно резать, два. И есть что ломать под рулем. Если стоит электромеханический замок, он, как правило, управляется прямо там, под капотом, тем устройством, которое стоит там. И для того, чтобы его открывать надо сам капот открывать. Нечего ломать. Очень важно управление этого замка. Наша идея в чем? Все-таки доступ в машину должен быть двухступенчатым. Сигнализация, поскольку слабым местом является подбор кода брелка, все-таки должна только «кричать» и если этот код подобрали и машину открыли, замок капота должен оставаться закрытым, он не должен открываться со снятием с охраны и должна работать блокировка двигателя, который закрыт. Это главная идея, поэтому мы стараемся разносить всегда функции сигнализации и иммобилайзера в отдельные устройства, а не совмещать их в единый. Хотя есть системы, которые неплохо это совмещают вместе, но я как специалист по защите от угона, мое мнение все-таки надо разносить.
Александр Пикуленко: Особенно это злободневно для автомобилей, у которых блок управления двигателем находится под капотом.
Михаил Степанов: Да, сейчас таких машин достаточно стало. Их и было много, но сейчас многие производители начали переносить из салона, из-под торпеды блоки вперед. Это Тойотовской линейки касается сейчас. Это удобно для обслуживания, безусловно, для сервисных центров - это здорово, это дань надежности. С противоугонной точки зрения блок, стоящий на виду, сверху и доступный к замене конечно – это слабое звено.
Сергей Бунтман: Юрий Григорьевич из Москвы спрашивает, как вы относитесь в механической защите рулевого вала.
Михаил Степанов: Положительно отношусь. Кстати говоря, это очень хороший выход для ситуации, когда замок коробки передач не подходит, вот для тех машин, которые я называл. Единственно есть у него одно маленькое «но», я сам им пользуюсь, но всегда ловлю себя на одной вещи: для того, чтобы его поставить достаточно далеко под руль надо наклониться, сложиться пополам, сделать это наощупь, застегнуть руль. Надо быть очень человеком организованным, чтобы заставить себя каждый раз при подъезде к каждому супермаркету ставить это волшебное устройство.
Александр Пикуленко: А если позвоночник уже не гнется? Если человек пожилой?
Сергей Бунтман: Если рано начать этим заниматься, то он будет гнуться всегда.
Михаил Степанов: У меня были такие ситуации, ловил себя на мысли, подойдя в подъезде к лифту и вспомнив, что я его не поставил, вы знаете, я не возвращался. Поэтому все-таки это очень хорошая вещь, ее угонщик, как правило, замечает в самую последнюю очередь, потому что ее не видно. Машина бывает уже заведена, дернули, замок встал – все, машина не пошла. Поэтому исключительно положительно, будьте только собраны и ставьте всегда его.
Александр Пикуленко: И главное самому не забыть его снять.
Михаил Степанов: Да, бывает, трогаешься с места, руль выворачиваешь, а он не идет, а ты уже поехал.
Сергей Бунтман: Что вы скажете про систему NATS на Ниссане?
Михаил Степанов: Ну, NATS, это система охраны, она давно уже появилась на Ниссане, это Ниссановская родная разработка. Это штатная система и штатный иммобилайзер, который завязан на блок управления двигателем, это чип-ключ, в том числе. Единственное, ничего плохого не могу сказать, безусловно, хорошая вещь, есть одно слабое место во всех системах штатных. Беда их в том, что они стоят в штатном месте, по штатной схеме и на всех машинах одинаково.
Сергей Бунтман: И всем известно, где они стоят.
Михаил Степанов: Да. Вы же понимаете, что человек, который идет угонять Ниссан, если он не знает, как бороться с иммобилайзером NATS, он может мимо идти сразу. А уж если он туда собрался. Из пункта А в пункт Б пионеры конечно не уедут, тут вопросов нету.
Сергей Бунтман: Недавно приобрел Ауди А-8 Анатолий из Ростова-на-Дону 2000 года. Какой для этой машины нужен комплект?
Александр Пикуленко: Сложная машина, с точки зрения угоняемости одна из лидеров.
Михаил Степанов: Дело в том, что на этих автомобилях, линейки Ауди, Ауди А-6 - штатный иммобилайзер был устроен таким образом, что частенько было достаточно замены щитка приборов, для того, чтобы сломать замок зажигания. Это практически картинка с любого угона Ауди – разломанный замок зажигания, сломанная личинка, вынутый щиток приборов. В последних Ауди ушли от этого. Потому на этой машине все-таки, и блок управления там находится под капотом, на мой взгляд, правильнее там закрывать замком капота капот хорошенько, делать блокировки под капотом и поработать с блоком управления двигателем, если это в Ростове-на-Дону возможно. Было бы здорово, чтобы человек, который будет туда ставить свой блок управления или придет с ним, чтобы этот блок все-таки к этому автомобилю не подходил.
Александр Пикуленко: Кстати, по поводу блока управления. Идея, которую тут озвучил Михаил, спрятать блок управления в такой железный ящик и прикрутить его так, чтобы угонщик не смог... Маленький сейф для блока управления. Вместе с разъемом.
Михаил Степанов: Такие вещи делают, их даже продают, есть они. Неплохо сделаны, такие пластины, которые не дают возможности это снять, особенно на Тойотовской линейке. Место там одно хромает, - это те болты, которые его держат. Я производителям этой вещи советую сменить все-таки саморезы на болты. Пожалуйста, это важно, задумка изумительная. Но в целом идея хорошая.
Сергей Бунтман: Что вы скажете про защищенность Ситроен С-4 с их хваленым уникальным ключом зажигания? Насколько надежна их заводская сигнализация и как С-4 по угоняемости?
Михаил Степанов: Сама марка Ситроен (мы вообще работаем с любыми марками автомобилей, у нас нет какой-то определенной марки) по статистике страховых компаний не находится ни в десятке, не в двадцатке лидеров, поэтому при построении комплекса на Ситроен обращают внимание на иммобилайзер отдельный для того, чтобы подстраховать штатный. Это к вопросу о том, что по штатным есть и по штатной схеме. Мы это подстраховываем, мы перекрываем доступ под капот, а дальше идем просто в сторону информативности, потому что своя штатная «кричалка» есть, она нормальная, пусть она стоит. В конце концов «кричалка» не является противоугонным устройством.
Александр Пикуленко: Кстати по поводу «кричалок». Ведь сейчас стало приличным тоном на хорошей машине, на западной тихую сделать машину, чтобы не кричала. Ну мигнула фарами. Потому что всех это раздражает, а во многих странах уже и законодательно это запретили.
Михаил Степанов: Да, запретили. Использование датчиков ударов в Европе давно запретили, датчики объема там используются исключительно с внутренней зоны, то есть внешнюю зону они вообще не контролируют. В общем, я отчасти согласен. Многие системы сейчас, что делают, особенно системы так называемые с обратной связью, с пейджером. Они имеют режим «тихой охраны», когда машина в режиме «тревоги» моргает индикацией световой, а сигнал поступает на пейджер. Соседи спят, а вы слушаете в кровати.
Сергей Бунтман: Это, в общем-то, правильно конечно. Потому что какие-то они «тонко» настроенные, кошка прошла – она уже заверещала, трамвай прошел в трех кварталах и поехали от вибрации.
Михаил Степанов: Вы знаете, тут еще техника пошла вперед. Лет 10 назад датчик удара внутри себя представлял пружинку с грузом, а внутри гвоздик и когда она качалась, то она замыкала. Вот так. Сейчас они, конечно, все умные, они цифровые, они настраиваются.
Сергей Бунтман: Как говорил один немецкий профессор, приехав в Москву, когда уже в Германии почти не было: «Вот эти ваши алярмы никому не нужны».
Александр Пикуленко: Виктору из Москвы я бы хотел, чтобы мы ответили. Технология бампинга, что предпринимается в связи с этим для защиты? Сначала, что такое технология бампинга?
Михаил Степанов: Ну в двух словах технология бампинга – это изготовление специальной болванки ключа, которая вставляется в личинку, после этого легкими ударами позволяет отскакивать в сторону тем бабышечкам, которые держат сам ключ и составляют набор комбинаций. И после этого просто этот замок плавно отъезжает, его можно открыть. Технология эта достаточно давнишняя, но многие ведущие производителя– это мультилоковский ключ, это хорошие сейфовые замки, а именно их личинки сейчас используют, как правило, они эту защиту давно сделали и в разговоре, который шел в Интернете по этому поводу в пример приводился замок трехлетней давности, надо отдать должное. Все-таки немножечко вперед идут производители. Они это видели, они не кричат об этом «на всю Ивановскую», но, тем не менее, конечно предпринимают. Нет, не берутся последние замки бампингом просто так пока.
Александр Пикуленко: Вот Владимир Николаевич из Москвы спрашивает, почему не уделяют внимание противоугонным системам на пьеза-датчиках? Как не уделяют? Много я знаю, что пьеза-датчики применяются.
Михаил Степанов: Ну да, как правило, в электронных датчиках это делают. Но вы знаете, тут вопрос технологии внутренний, мы все-таки подходим не к тому, как работает датчик, а как построить комплекс так, чтобы к нему не подобраться. А в частности о датчиках – это вопрос к специалисту, я бы с удовольствием пообщался с ними об этом.
Александр Пикуленко: Причем мы пытаемся объяснить, что не будем углубляться в такие вещи, почему? Давайте доверять профессионалам. Вот профессионал должен обеспечить вам, как правильно вот здесь Михаил сказал и мне эта идея нравится. Приезжайте даже при замечательной штатной сигнализации, там может надо поменять две детальки местом, чтоб для угонщика два провода присоединить не туда, чтобы угонщик встал в тупик. Это самая простая вещь.
Сергей Бунтман: Есть ли статистика по угону Хендэ Акцент и как его защитить, Олег спрашивает.
Михаил Степанов: Вы знаете, есть статистика, не относится он к числу угоняемых автомобилей. У нас в компании проходят такие научно-практические конференции каждый месяц с владельцами определенных марок машин. Мы садимся все вместе и обсуждаем, как бы эту машину защитить, мы объясняем, как мы это делаем. Очень много удается из этих встреч подчерпнуть от людей, у которых взгляд на это не замылен, очень интересные идеи люди дают, удается их потом в жизнь проводить дальше. По Хендэ Акцент мы все смеялись на этой конференции, мол, угоняется их пять или шесть штук в год, но никто не захотел стать седьмым из семидесяти сидящих. Поэтому мы всерьез обсуждали комплекс на эту машину. Хотя есть машины, где каждая седьмая-восьмая, если вот говорить о владельцах Хонда Аккорд на данный момент. После года ее страхования, страховые компании просто в шоке, они просто не знаю, что еще на эту машину придумать, потому что по большому счету каждая восьмая машина угоняется.
Александр Пикуленко: То есть владельцам Хонда Аккорд визит к серьезным установщикам жизненно необходим.
Михаил Степанов: Да, жизненно необходим, а то машину не страхуют.
Сергей Бунтман: А с чем это связано, почему?
Александр Пикуленко: Дело в том, что иногда производитель совершенно по непонятным причинам делает автомобили, которые просто подарок для угонщика: все доступно, все легко, все открывается. И понятно, что когда на рынке появляется спрос на угон подобных автомобилей. И вот, когда совпадают эти два вектора, мы получаем, то, что получали по Ауди, по Фольксвагену, то, что сейчас получаем по Тойоте, по Хонде. Хонда оказалась слабо защищена и привлекательна для угонщиков.
Михаил Степанов: Хороший ценовой диапазон, их много, ее легко продать, безусловно.
Сергей Бунтман: Что можете сказать про Ниссан Note? Павел из Подмосковья. Все по старому или есть что-то новенькое интересное?
Александр Пикуленко: Замечательный, новенький, интересненький, прелестненький автомобильчик. Про него можно говорить в уменьшительном числе. На самом деле хороший, практичный.
Михаил Степанов: Он настолько нов пока, что... Скажем, год эксплуатации покажет. Мы, конечно, ставим то, что считаем нужным для этой машины, а через год будет видно.
Сергей Бунтман: Насколько эффективно использование механических замков, блокирующих одновременно педаль сцепления и тормоза, спрашивает Владимир. Как защитить свои секреты на автомашине, когда отдаешь ее в сервис?
Михаил Степанов: Это очень хороший вопрос. Все очень просто. Все системы абсолютно, практически, в обязательном порядке имеют так называемый сервисный режим «Valet». Соответственно перед тем, как вы отдаете машину на сервис, в обязательном порядке переведите сигнализацию в режим «Valet», раз, переведите свой иммобилайзер в режим «Valet», два. Соответственно, как правило, после выключения этих систем прекращает работать замок капота, и вы на сервис отдаете только один ключ. Не отдавайте брелки, пожалуйста. Даже если вы очень доверяете, все равно приучите себя к тому, что вы все-таки брелки забираете в обязательном порядке.
Александр Пикуленко: И я хотел бы продолжить по поводу режима «Valet». Обязательно спросите, где у него кнопка.
Михаил Степанов: Да, как у Электроника, совершенно верно.
Александр Пикуленко: Потому что этот режим позволяет вам обойти сигнализацию. Вы знаете, вот вы приехали на дачу, и вдруг она встала, а вы пляшете вокруг нее. И если вы знаете, где режим «Valet», то вы всегда приедете на сервис.
Михаил Степанов: Практически да. Конечно, это не делается, как многие думают: «А, сейчас нажму на кнопку и все!»
Александр Пикуленко: Хотя есть сигнализации, где есть такая потайная кнопка, которую надо нажать.
Михаил Степанов: То есть вы вводите персональный код, он достаточно многозначный обычно и снимаете, и можете доехать без брелков, без меток и так далее.
Сергей Бунтман: Андрей спрашивает, как вы относитесь к штатной сигнализации на Вольво? Вам зачем, Андрей? Мы относимся хорошо!
Михаил Степанов: Вообще Вольво – машина такая, она не то, что там в десятке, в двадцатке, она даже в пятидесяти первых не присутствует. Хотя надо отдать должное, та система, которая там стоит, достаточно хороша, штатная сигнализация надежна. Она хорошо связана не с одним блоком, поэтому на моей памяти, наверное, не было ни одной Вольво, на которой мы бы дублировали сигнализацию к еще одной. Иммобилайзер – да, добавляли.
Сергей Бунтман: Я сразу вспомнил одну ситуацию, которая может быть не связана с угоном. Это ситуация температурная, морозная и так далее.
Александр Пикуленко: Как сигнализация и замки сигнализации на это реагируют?
Михаил Степанов: На самом деле прошедшая зима, если вы вспомните, эти две-три недели, на улице было конечно тяжко. Замерзали аккумуляторы, сигнализации выживали. Вернее они умирали следом, потому что, как мы понимаем, любая система должна иметь питание. Поскольку большее число наших машин оно все-таки из Европы, а принятый стандарт плотности аккумулятора на европейской машине – 1,25, а в России меньше 1,27 нельзя... И вот в эти -35° столько машин было на эвакуаторах, когда просто она приезжает, открываешь капот, раскручиваешь банки, там лед стоит. Поэтому вот об этом под зиму надо позаботиться обязательно. В первую очередь, о том, чтобы питание было нормальное. И если там все было хорошо, то системы они все по техническим данным до -40° рассчитаны и они, в общем, держались.
Александр Пикуленко: Но ведь многие системы сигнализации воспринимают падение напряжения, как признак несанкционированного воздействия. Там начинается, вдруг перестает читать ключ. То есть осенью мы должны посмотреть, что у нас в аккумуляторе, что у нас с плотностью.
Михаил Степанов: Да, потому что, как правило, неисправность системы – это следствие.
Сергей Бунтман: Понятно. Так, Ниссан Альмера Классик. Ну, совсем новый автомобиль, защищать надо.
Михаил Степанов: Да, сейчас достаточно часто стала появляться эта машина и она к тому диапазону до 20 тысяч относится и защищается, как правило, вот... Ну не видел я пока Ниссана Альмера, который с дверными блокираторами был до крепости, но золотую тройку вот эту: сигнализацию, иммобилайзер и замок капота ставят почти всегда.
Сергей Бунтман: Кирилл пишет, что пейджер его много раз выручал, ловил грабителей. Что скажете по поводу штатной кнопки выключения сигнализации из салона. Часто ее не перепрограммируют на другой код, остается заводской.
Михаил Степанов: Да, здесь на самом деле знаете, какая дилемма есть? С одной стороны, мы можем ее перепрограммировать, каждый раз уезжая, но в этом случае у владельца остается ощущение: «Ну, как же так, вот я сказал код, и кто-то его все-таки знает». Поэтому обычно мы что делаем? Мы показываем эту кнопку и говорим, что сейчас этот код вот такой, он стандартный, он заводской. Вам надо обязательно его изменить или вы можете его изменить. Но опять таки это к вопросу: отдаем брелки, ключи. Подавляющее большинство все-таки его не меняет, к сожалению. А в общем, надо.
Сергей Бунтман: Понятно. Так, почему не сажать угонщиков на 20 лет и роль аэрографии. Ну, по поводу 20 лет, Михаил, не знаю, это к законодателям, а вот по поводу аэрографии – это как раз одна из очень неплохих мер противоугонных. Яркая машина, которая сразу опознаваема в потоке, всегда помогает.
Михаил Степанов: Вы знаете, насчет «сразу опознаваема в потоке» могу сказать следующее. Был у нас опыт после угон-шоу перегона двух автомобилей с разобранными консолями, с побитыми стеклами. Мы там только сиденье немножко подмели. Мы шли через всю Москву с заклеенными окнами, и никто нас не остановил. Поэтому аэрография с точки зрения перепродажи этой машины, наверное, да это проблема, вряд ли ее будут брать, а вот с точки зрения борьбы с угонами... Угонщику все равно есть там аэрография, нет.
Сергей Бунтман: Да, все равно. Но просто легче найти, видимо. Чем больше особых примет, видимых невооруженных глазом, наверное, это все-таки каким-то образом удобнее.
Сергей Бунтман: Раньше на Жигулях обходился «кричалкой» и датчиком на бензин, а есть ли что подобное на современные иномарки?
Александр Пикуленко: Имеется в виду электромагнитный клапан, перекрывающий подачу топлива.
Михаил Степанов: Я понял. Вы знаете, вот в связи с техническими улучшениями, с тем, что все бензонасосы стали электрические, давление в магистрали достаточно высокое, электроклапана там себя не очень хорошо чувствуют. Поэтому очень редко их используют. Только механический. Шаровой кран прям на магистраль. Слава богу, в бензонасосе был бы там перепускной клапан, который там обратно сбросит давление.
Александр Пикуленко: Не рекомендует Михаил подобные системы. Михаил Степанов, технический директор компании «Autosecurity». Спасибо большое.

Autosecurity,
август 2006